Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Заветы Эроса. Часть 3 – День шестой

3 670 просмотров • пожаловаться
Автор: ЕвгеНат
Секс группа: Остальное, Группа, Свингеры
1  [2]  [3]  [4]

Утро было прекрасным, солнечным. Верочка поднялась первой и, если вчера она еще в постели запахнулась в халатик, сейчас к нему не притронулась, голенькой прошлась по комнате, пожелала доброго утра друзьям, еще лежащим в постели, попила водички и не спеша отправилась справлять утренний туалет. Поднялся и я. Ребята лежали не покрытые, Борис на спине, Настя на боку, прижавшись к нему. Ее левая рука лежала на члене, который вздыбился то ли от этой руки, то ли это была просто утренняя эрекция. Сонно посетовав, что еще очень рано, Настенька приподнялась на правом локте, наклонилась к члену, поцеловала головку, облизала, подергала несколько раз шкурку, но продолжения не последовало. Она быстренько встала и заскочила, даже не закрыв за собой дверь, в туалетную комнату, откуда доносились звуки льющейся из душа воды. К этому звуку тут же добавился звук бьющей струи.

Закончив утренние омовения и позавтракав, мы поспешили на пляж. И опять Верочка меня приятно удивила: перед выходом она накинула сарафан на голое тело. Я несколько раз раньше предлагал ей в разных ситуациях перед выходом из дома не надевать трусики, но она категорически отказывалась. А тут, впервые в жизни, да еще и по собственной инициативе – ни трусиков, ни лифчика. Изменилось ее поведение и на пляже. В отличие от прошлых дней вела она себя намного свободней, раскованней. С этого дня ее комплексы начали испаряться. Она даже сама сходила к продавцам кукурузы, попросила их подойти, разговаривала с другими отдыхающими. Ходила по пляжу вдоль кромки моря и, собирая камешки, наклонялась так, что сзади открывался восхитительный вид на звездочку ануса и раскрывающийся цветок вагины. Но при появлении большой группы одетых людей возвращалась к подстилке. Загорала, сведя ножки вместе, однако прогресс был явный.

Море было почти неподвижным, лишь изредка на берег лениво набегали маленькие волны. Вода была чистой и прозрачной. Борис сказал, что грех не воспользоваться такой погодой для фотосессии на воде. Девочки с радостью откликнулись на это предложение и побежали к воде. Мы, взяв свои фотоаппараты, пошли за ними. По дороге дали друг другу слово использовать снимки только для собственного просмотра, никому не показывать и нигде не выставлять.

Невозможно передать на бумаге ту феерию поз, в которых мы снимали друг друга и поодиночке, и парами, и втроем. Пришлось даже попросить парня, загоравшего метрах в пяти от нас в одиночестве, сфотографировать нас всей компанией. Снимали на берегу, в воде, в набегающей волне. Потом пошли к концу пляжа, там, в метрах двадцати от берега торчал из воды утес, окруженный большими валунами. Здесь был бесконечный простор для фантазии, а девочкам ее было не занимать. Потом, просматривая снимки, я отмечал про себя, что они намного лучше большинства выставленных на сайтах в интернете.

Девочки, особенно Верочка, никак не хотели заканчивать съемки, требовали продолжения. Борис, к их неудовольствию, вдруг развернулся и пошел к нашему лежбищу, я остался. Вернулся он с кинокамерой. Под радостный визг девчонок съемки продолжились. Они бесились в воде, залазили на камни, прыгали с них, чего только не вытворяли. Отдав Борису свою камеру, к ним присоединился и я, хотя через минуту пожалел. Они накинулись на меня как вампирши, только что кожу с меня не содрали и все отростки на теле оставили в целости. Потом их пыл немного угас, мы вместе плескались в воде и под их ласковыми ручками я млел и уже ни о чем не жалел.

Я хотел поменяться местами с Борисом, но мы и так уже больше часа провели под палящим солнцем, нужно было прятаться в тень, чтобы не сгореть окончательно. Выпили по бутылке пива, больше не брали из солидарности с Борисом, которому нужно было после обеда садиться за руль. И тут Верочка вспомнила, что мы еще не мазались глиной. Взяв кулек, мужская половина нашей компании отправилась отколупывать ее от склона обрыва. Примерно через час глина достаточно размокла и Настя начала обмазывать ею Бориса. Верочка поднялась и тут же предложила помощь, которая была, конечно, принята. Я лежал под зонтиком, наблюдал и снимал на кинокамеру процесс. У Насти работа спорилась быстрей, потому, что Верочка не столько обмазывала, сколько гладила торс мужика.

После Бориса настала очередь моей благоверной. За нее тоже взялись в четыре руки, причем Настя взяла на себя спину и руки, предоставив мужу самые приятные части тела. Причем мазала очень медленно, так, что Борису достались не только передняя часть, но и попочка и ножки. Верочка стояла, прикрыв глазки, и по ее лицу я видел, что она блаженствует под его руками. Борис тоже получал удовольствие, по крайней мере его член, до того висевший тряпочкой, немного налился, головка открылась и смотрел он часов на восемь.

Когда Борис с Верочкой хотели взяться за Настю, я взбунтовался, мол, я здесь не штатный кинооператор, вскочил и сунул камеру Борису. Настенька засмеялась, и я принялся за работу, оттеснив, конечно, Верочку на задний план. Начал я с шейки, постепенно опускаясь ниже. Когда дошел до груди, почувствовал, как под пальцами наливаются, твердеют соски. Посмотрев ей в лицо, я увидел блаженную улыбку и озорные искорки в глазах. Воистину, настоящие женщины не имеют возраста. Мой член тоже начал наливаться и подниматься. В трех метрах от нас, ближе к воде, лежали на животе три девушки и, не отрываясь, смотрели на нас. Пришлось присесть, чтобы моя эрекция не так бросалась в глаза, и в таком положении я обмазал глиной живот Настеньки, паховую область, ножки и попочку, которую Верочка любезно предоставила моим рукам.

Когда Настенька с Верочкой принялись за меня, пришлось встать, причем они развернули меня так, что я оказался стоящим боком к лежащим девчонкам. Я попытался повернуться, но стоящая передо мной смеющаяся Настенька не дала. «Будь что будет» – махнул я мысленно рукой и отдался приятным ощущениям. Женские ручки ласково гладили меня, опускаясь все ниже, размазывая глину и снимая не размякшие кусочки с тела. Но когда пальчики добрались до члена, он не выдержал и подскочил часов на десять. Со стороны зрительниц послышался смешок, а Настенька, как ни в чем не бывало, продолжала его оглаживать. Борис все это снимал на камеру, придя домой, мы просмотрели эту запись: Настенька гладит мою грудь, живот, я блаженствую, ниже эрегированный член в полустоящем состоянии на фоне физиономий девочек. Но вот ее рука опускается на член, он вскакивает. Дальше крупным планом одобрительные лица зрительниц, они, не отрываясь от зрелища, о чем-то переговариваются, хихикают, показывают пальчиками…

Пока подсохли и обмылись, время перевалило далеко за полдень. Нужно было бежать перекусить и ехать в Феодосию за вещами. Там мы справились довольно быстро и в шесть часов были уже в своем пансионате. Спросили у хозяина в силе ли договор, получили утвердительный ответ и благодарность за тихое поведение этой ночью.

Занеся вещи, мы, посовещавшись, решили провести вечер в пансионате. Сходили только в магазин, купили продукты на ужин. Пока жены наши готовили закуску, Борис перегнал фотографии из аппарата в ноутбук. Перед тем, как сесть за стол, Верочка вдруг заявила, что чувствует себя неуютно и стянула с себя сарафан, в котором ходила на пляж, ездила в Феодосию, и под которым ничего не было. Друзья наши одобрительно зашумели и быстренько разделись. Я, разумеется, тоже. С этого момента и до конца отдыха дома мы никогда ничего на себя не одевали.

Ужиная, просмотрели все фотографии, потом кинофрагменты, постоянно обсуждая и комментируя их. Несколько раз прокрутили фрагмент, где обмазывали меня. Верочка, стоявшая в это время сзади меня, в натуре ничего не видела, по ее просьбе несколько раз и крутили.

– А им понравился твой мальчик, – прокомментировала она, – не хочешь познакомить их с ним поближе?

– Да где их теперь найдешь, – парировал я.

– Голову на отсечение даю, что завтра они будут в том же месте, в тот же час.

– Вот тогда и подумаем

Просмотрев все, что наснимали, Верочка предложила держать всю аппаратуру постоянно на взводе и снимать все-все. Возражений не последовало. Я не переставал радоваться ее активности, но сам пока ничего не форсировал, боясь сделать что-нибудь неправильно, от чего она снова закомплексует. Уж очень неожиданно и быстро переродилось ее сознание.

После ужина мы с Борисом сидели сытые, немного пьяные, разморенные и ни на что не годные.

– Если хотите, могу предложить поиграть в фанты, – предложила Настя, – приходилось?

– Конечно, – тут же отреагировала Верочка, – а что это такое?

Все засмеялись в ответ на этот шедевр женской логики.

– Это такие сексуальные игры. По условию, все мы с вами игроки. Один из нас тянет фишку, на которой написано задание, которое нужно выполнить. Конечно, все задания носят сексуальный характер. У меня в компьютере несколько вариантов: для двух пар, для группы побольше. И набор заданий разный: «общее знакомство», «близкое знакомство» и «групповой секс». Общее знакомство у нас уже состоялось и задания могут показаться не интересными и нас здесь две пары, поэтому предлагаю для начала «близкое знакомство» для двух пар. Есть возражения?

Возражений не последовало, и Настя продолжила:

– В соответствии с заданием в игре могут участвовать два, три человека или все. Если по условию игра для двух человек, обязательно участвует игрок, который тянул фишку и партнер из другой пары, если для трех – оба представителя пары, представитель который тянул фишку и партнер из другой пары. Если в игре по условию должны участвовать игроки одного пола, а фишку вынул игрок другого, он передает свое право первого участника своему партнеру. Вот и все условия, По ходу игры, если нужно будет, я подскажу. Фишек у нас сейчас нет, но каждое задание в компьютере на отдельном файле – от 1 до 38. Вы не знаете, что где, а за нас с Борисом мы будем просить нажать номер кого-либо из вас. Еще одно замечание, если кому-то из нас не захочется выполнять задание, он может отказаться. Так что, играем?