Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Помогла сестре...

30 963 просмотра • пожаловаться
Автор: Вера Ивановна Эротика
Секс группа: По принуждению, Группа, Инцест
1  [2]

Меня зовут Вера. Мне 36 лет. С мужем развелась давно из-за его беспробудного пьянства. Детей Бог не дал, вот и живу одна в своей хрущобе с окнами на шумную улицу.

Позвонила младшая сестра, живущая в другом городе. Серьёзно заболела она и попросила присмотреть за её мужчинами, пока лежит в больнице. У неё муж Олег и двое сыновей близнецов Саша и Паша 16-ти лет.

Олег встретил меня на вокзале и привёз домой на своей машине. Вскоре и племянники вернулись из школы. Я приготовила ужин, и мы засиделись допоздна, болтая о всяких пустяках. Отправив мальчиков спать, мы с Олегом ещё посидели. Выпили по рюмочке.

Мне весь вечер не нравилось, как он смотрит на меня. А тут и вовсе откровенно начал приставать.

– Устала с дороги. Спокойной ночи, – решительно поднялась я из-за стола и ушла в комнату сестры.

Раздевшись, забралась под огромное одеяло и вскоре задремала.

Проснулась оттого, что на меня кто-то навалился. Поняла сразу, что это Олег. Отбивалась отчаянно.

– Не ори! Дура! Детей разбудишь, – шипел он, привязывая мои запрокинутые вверх руки к спинке кровати.

– Олег! Не надо! – заплакала я.

– Уже сколько лет не траханная! Да, не ори ты! Самой же лучше будет, – начал стягивать он с меня трусики.

– Не хочу! – со всей силы сжала я ноги.

– Не ломайся! – отбросил он трусики в сторону и надавил коленом мне между ног.

Член у Олега оказался большим. Мне было больно. Видно, у него давно не было женщины. Кончил он очень быстро и слез с меня.

Я лежала на спине с запрокинутыми за голову привязанными руками, ощущая, как по внутренней стороне бёдер стекает, холодя кожу, сперма.

Вдруг, включился свет, и я, оцепенев от ужаса, увидела, что оба моих племянника стоят рядом с кроватью и горящими глазами смотрят на меня. Они были в одних трусах оттопыренных вставшими членами. Жгучее чувство стыда просто парализовало меня.

– Ну-ка! Трусы долой! – скомандовал Олег. – Тётя Вера у нас сегодня добрая.

Они тут же выполнили его приказ, и передо мной появились два торчащих вверх юношеских члена, едва оперившихся, но довольно внушительных размеров. Детишки в папу пошли.

Племянники залезли на кровать и, сначала нерешительно, а потом всё откровеннее стали лапать меня везде.

– Вы, что!!! Мальчики, не надо! Олег! Прекрати это. Не-е-ет!!! – взмолилась я.

– Смелее, ребята! – подзадорил их Олег. И они, не обращая внимания на мои крики, стали мять груди, гладить по животу, щипать за лобок.

– Больно! – саша сжал пальцами мне соски. – Ой! Ой! О-о-ой!

Пашина рука, забравшись между ног, проникла внутрь. Очень глубоко проникла. Так, что пробила дрожь. При этом он смотрели мне прямо в лицо, с жадным интересом, наблюдая за моей реакцией.

– Нет! Не надо! – орала я, извиваясь всем телом, рвалась в стороны, пыталась сжать ноги, согнуть их в коленях. Но мне не позволяли этого сделать. Всё было напрасно.

– Оле-е-е-г!!! – завопила во всё горло.

– Не ломайся! Теперь уже придётся сделать ребят взрослыми, – услышала насмешливый голос.

Племянники начали спорить, кто будет первым.

– Сашка, давай ты, – разрешил их спор Олег. – Да, засади тёте Вере, как следует, чтобы ей понравилось.

– Сашенька! Миленький! Не надо! – рыдая, умоляла я.

– Тётя Вера! У нас в классе почти все ребята знают про это. Вам всё равно уже, а мне попробовать хочется.

Навалившись на живот, гладил он меня ладонями по щекам, размазывая слёзы.

– Нет! Нет! – упрашивала я, всё равно до конца не веря, что это может случиться. Прогибаясь спиной, всё-таки пыталась сбросить его с себя.

– Только маме не говорите, – зашептал он на ухо.

– Саша-А-А!!! – не удержаться было от крика. Неожиданно всунул так, что я чуть не задохнулась.

– А-А-А! – Ещё раз. – А-А-А! – Ещё...

Разум отказывался осознавать весь кошмар происходящего. Мой родной племянник делал со мной это. Неумело и торопливо. Но... Делал, помимо воли, заставляя откликаться на каждое движение. И тогда ощущать его в себе было уж совсем невыносимо.

– Не надо! – извиваясь под ним, сквозь слёзы продолжала умолять я.

– Давай! Покажи, что ты мужик, – подзадоривал Сашу Олег. – Возьми её за сиськи.

– Ой! Ой! О-ох! – не смотря на весь ужас и стыд, с каждой следующей секундой становилось всё мучительно труднее. Я чувствовала, как самообладание оставляет меня.

– О-о-х! – как тяжело. – Сашенька! – Сил не было терпеть. – Подожди! – пыталась выгнуть спину. – Не надо так сильно! – казалось, он сейчас достанет до самого сердца. – Ох! Ох! О-о-ох!!! – Господи! Только не это...! Нельзя...! Не хочу...! Противиться стало совсем невозможно. Живот свело. Из последних сил я пыталась сдержать себя. Да, куда там.

– Нет! Нет! Не-а-а-ет!!! – рванувшись всем телом, закричала я, изнемогая под накрывшей меня волной оргазма. – Саша-а-а!!! – судорожно раздвинула ноги, как могла, шире. Против желания, рванулась вперёд, непроизвольно пытаясь помочь ему проникнуть в меня ещё глубже.

– Па! Чой-то с ней? – не останавливаясь, тяжело дыша, срывающимся голосом прохрипел Саша.

– Кончила тётя Вера. Молодец, сынок. Доставил женщине удовольствие, – ухмыльнулся Олег.

– Тётя Вера! Тётя Вера-А-А!!! – Саша напрягся, прижался ко мне, больно вцепился в груди и, скорчив гримасу, замычал... Кончал он долго, надрывно и, как-то, нервно. Потом, будто стесняясь, уткнулся носом мне в щёку, продолжая вздрагивать всем телом.

Стиснув зубы, я запрокинула голову, насколько позволили привязанные руки, чтобы не видеть его лица, остро чувствуя нижней частью живота, как пульсирует во мне его изливающийся член.… Наконец, он успокоился.

– Тётя Вера! Спасибо! – отпустил он мне груди и обмяк.

Как только Саша слез с меня, Олег разорванной ночнушкой стал вытирать у меня между ног, приготавливая место для Паши.

– Вот, как хорошо всё получилось! Со мной не кончила, а, тут, такой оргазм! И, чего упиралась? – укоризненно выговаривал он. – Ноги раздвинь. Попу приподними, – тёр он мне промежнолсть.

– Па! Ну, скоро? – торопил его Паша.

– Потом тебя подмоем, а пока и так хорошо, – шлёпнул он меня по животу.

Тупо глядя в потолок, я уже ни на что не реагировала, безучастная ко всему, понимая, что мне сейчас ещё раз предстоит пережить всё сначала со вторым племянником.

Сразу у него не получилось. Его напряжённый член несколько раз с силой упёрся мне в лобок.

– Тётя Вера! Никак... – суетился он на мне.

– Скорее бы всё закончилось, – подумала я и раздвинула ноги шире. – О-о-ох! – почувствовала его в себе.

– Тётя, Вера! Вы такая красивая! Я тоже хочу, чтобы вы кончили, – полез целоваться в губы.

Я бессильно отвернулась. Я больше ни о чём не просила. Перестала плакать. Совсем прекратила сопротивляться. Постаралась расслабиться. Просто лежала под ёрзавшим на мне племянником и смотрела на Олега. А он, явно наслаждаясь, любовался, как его сыновья лишаются девственности.

Паша сердито сопел на мне. Ему не нравилось, что я не такая активная, как под его братом.

– Подними ей ноги! – приказал Олег. – Выше!

Паша согнул меня почти пополам. Мои ноги оказались у него на плечах. Он буквально пронзил меня.

– Ах! – невольно вскрикнула я. – Ах! Ах! А-а-ах! – оставаться равнодушной становилось всё труднее. – А-а-а! – сил противиться не осталось. – Не надо! Я больше не могу-у-у! – заголосила во всё горло.

– Ну, же! Верочка! Постарайся! Не обижай парня, – погладил Олег меня по голове.

Я безвозвратно пропустила тот момент, когда оторопь от ужаса происходящего сменилась во мне чувством обречённости и тупой покорности. Я сняла ноги с Пашиных плеч, развела их пошире и, обхватив ими его за поясницу, со всей силы прижала к себе, позволяя ему входить в моё тело ещё глубже. Помогая ему, доставать мне до самого дна, я громко застонала, теперь уже сама, устремляясь навстречу.

– Пашенька! Быстрее, – сама просила я. – О-о-о-оох! – всё опять поплыло перед глазами. – А-а-а!!! – закричала я, дёргаясь в конвульсиях.

Второй оргазм у меня был не менее бурным, чем первый. Уже кончивший Паша, жалобно заскулил, пытаясь вырваться. Но я только сильнее прижимала его к себе. Потом расслабилась и обессилено уронила ноги.

Уткнувшись лицом в мою грудь, Паша тяжело дышал, лёжа на мне. Потом зашевелился.

– Тётя Вера! Здорово! – слезая, сильно надавил рукой мне на живот.

Я чувствовала, как из меня потоками вытекает сперма. Сквозь прикрытые веки видела, как племянники с интересом рассматривают всё там у меня. Ощущала на себе их дыхание. Даже не было сил, чтобы сдвинуть ноги или хотя бы отвернуться.

… Я лежала с закрытыми глазами. Сильно затекли руки. Я так устала, что не могла пошевелиться. Но мучения мои ещё только начинались.

– Верочка! Проснись, – услышала я голос Олега.

Меня отвязали от спинки кровати и отвели в ванную. Безразлично опустив руки, я стояла и тупо смотрела, как Олег под жадными взглядами сыновей своей бритвой тщательно выбривает мне лобок.

Потом меня мыли. Сразу шесть рук тёрли моё тело, лапая и проникая везде. Мальчишки по очереди лезли между ног. Но самое ужасное началось, когда Олег стал обучать сыновей, как правильно делать куннигулис. Вскрикивая и вздрагивая всем телом, я только умоляла о том, чтобы мне не делали больно. Но за любую попытку сопротивляться меня жестоко шлёпали по ягодицам.

Олег, заставив наклониться и прогнуть спину, попытался засунуть палец мне в попу.

– Нет! – резко выпрямилась я.

– Верочка! Не строй из себя анальную целку. Сейчас мы тебе её сломаем, – не отставал он.

До этого не было у меня опыта анального секса. Мужчинам, наверное, так хочется самоутвердиться, что они норовят засунуть именно туда. В полной мере мне довелось узнать, насколько это неприятно. Как бы не была сломлена, я долго упиралась. Меня уговаривали, но, ничего не добившись, заставили силой. Что сразу не понравилось: унизительная животная поза «раком», когда, вцепившись зубами в полотенце, брошенное на кафельный пол, не видишь ничего кругом. Правда, это ещё можно стерпеть. Но, когда тебя, как какой-то инструмент для самоудовлетворения, берут за бёдра и с силой насаживают на член, становится больно не только физически, но и морально. Впрочем, физическая боль намного сильнее, особенно когда головка только входит внутрь. Такое ощущение, что тебя раздирают изнутри. А когда член проходит глубже, боль не исчезает, а становится ещё больше. И каждый старается это сделать, как можно сильнее и резче.