Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

За гранью. Часть 1. Начало

236 просмотров • пожаловаться
Автор: Макс
Секс группа: Классика, Измена, Ваши рассказы
1  [2]

Я Макс, мне 27. Занимаюсь своим бизнесом, дела постепенно идут вверх. Раз в год меняю тачку.

На более дорогую, пару раз в год мотаюсь на отдых. И всё казалось бы слишком стандартно и скучно,

Если бы не одно НО..

Меня дико возбуждает выход за грань.

Ровестницы, которые готовы прыгнуть в кровать, как только увидят тебя за рулём чего-то более дорогого, чем Ланос, дико надоели. Но однажды, благодаря случаю, я понял, что именно мне нужно...

Это было пару лет назад. В первых числах Нового Года, я вечером шёл домой. Я замёрз и был голоден, поэтому решил сократить дорогу, свернув в дворы. В одном из зданий, на первом этаже, находилась парикмахерская и я мельком заглянул в окно. Жалюзи были не закрыты и я увидел взрослую женщину-парикмахера. Не знаю почему, но я остановился. Сделал вид, что разговариваю по телефону, а сам высматривал в окно. Блондинка, среднего роста, с выдающейся грудью, которую не мог спрятать даже парикмахерский фартук. Главное я понял очень быстро – она была там ОДНА.

И здесь со мной что-то произошло. Я не просто понял, что хочу её трахнуть. Во мне проснулся Охотник.

Я возбудился глубинно, по-животному, словно первобытный. Я не думал получится у меня вогнать в неё член или нет. Я был в этом уверен.

И в этот момент я вспомнил, что не стригся пару недель. Разворот, дверь парикмахерской на себя. Прохожу небольшой узкий коридор и через мгновение, глядя ей в глаза, сообщаю о желании постричься.

Ещё через мгновение – я в кресле, и она спрашивает:

– Как будем стричься?

Отвечаю и она приступает. Её руки касаются меня, скользят по мне, но разговор не вяжется.

– Не хочешь отвлекаться во время работы..? Хорошо... – с внутренней ухмылкой подумал я про себя.

Дождался пока дострижёт и оказался прав – после стрижки она стала гораздо коммуникабельнее.

– Вам нравится стрижка..? – слегка неуверенно спросила она.

– Да, – ответил я. – Всё именно так, как я и хотел.

Улыбаюсь и смотрю прямо в глаза. Думаю про себя – какие же ключи позволят мне оказаться в твоих трусиках...?

– Я рада, – всё с тем же волнением продолжает она. – Я только устроилась в эту парикмахерскую и очень хочется, чтоб всё началось с хорошего...

– Новый Год – новая жизнь? – пошутил я, по-охотничьи не отводя взгляд.

– Да, именно так, – улыбнулась она. – Да и День Рождения у меня был не давно...

– Я Вас поздравляю, – не теряя возможности, произнёс я. – Позвольте обнять Вас?

– Спасибо, спасибо, – слегка растерявшись после мысли про обьятия, ответила – Да, можно.. Почему нет..

И не успев закончить фразу, оказалась заключенной в мои объятия. Как только почувствовал её руки на себе, начал поглаживать её спину, а затем опустился руками на её задницу.

Тишина.

Не знает как реагировать, но не отталкивает, – подумал я – это хорошо.

И отстранился.

Пусть поволнуется. Знаю о чём ты думаешь сейчас. Почему позволил себе коснуться твоей задницы?

Почему остановился? Чего хотел? Почему передумал? Почему продолжает смотреть в глаза?

И от каждого этого вопроса наростает твоё сладкое возбуждение...

Смотрю на неё. Кстати, самое время описать её подробнее, так как я уже успел её хорошенько рассмотреть. Блондиночка, но волосы окрашенные. Глаза голубые, красивые.

– Нужно будет смотреть в глаза, когда буду вводить в тебя головку, – отметил я про себя.

Лицо уже не первой свежести, но видно, что в молодости была красивой. Сейчас уже, скорее, остатки красоты, но сильных морщин и других признаков старости нет.

Грудь хорошая, добротная. Не шестой или пятый, но я и не фанат слишком громоздких сисек.

Задница, как я почувствовал руками, мягковатая, не упругая. Но для тех поз, которые я для нас задумал – это не так и важно.

– Ещё раз благодарю за стрижку, и ещё раз с Днём Рождения, – после паузы говорю я.

– Пожалуйста... – всё ещё находясь в недоумении, отвечает она.

Прострация. Непонимание. Это именно то, что мне нужно.

Выхожу из парикмахерской, направляюсь в ближайший ларёк с цветами.

Покупаю пышный букет, красиво упаковываю.

Медленным, уверенным шагом иду обратно. Понимая, нет, зная, что через пару минут всё произойдёт.

Заворачиваю за угол, смотрю в то самое окно и вижу, что она по-прежнему одна. Смотрит в зеркало. Вот оно. Она сомневается, она не понимает почему ушёл.

Снова дверь на себя, снова по коридору и в зал.

Она не верит глазам.

– Я решил, что если не поздравлю Вас с прошедшим, то совершу преступление, – начал я заливать главную порцию сладости, понимая, что сейчас решающий момент.

Она расплывается в улыбке.

– Боже, какие красивые... – смотрит на меня, на букет, нюхает и снова благодарно смотрит на меня.

– Они могут лишь оттенять Вашу красоту, – продолжаю услащать я – позвольте Вас обнять..?

– Да, конечно, – без прежней сдержанности отвечает она, бросаясь в обьятия – Мне очень-очень приятно..

Обнимаю, целую в щёчку, а про себя думаю – как же немного нужно женщине. Уверен, именно в этот момент её трусики стали влажными.

Снова отстраняюсь и сообщаю, что мне нужно идти.

И снова у неё шок.

Как так? Ни попытки подкатить, ни желания полапать, так даже номера не попросил, чтоб зайти ещё постричься?

Здесь было затронуто то самое женское самолюбие.

– Да, я понимаю, что нужно идти, – сказала она – идём проведу до выхода...

И в этот момент я понял, что птичка в клетке и клетка захлопнулась.

Мне нужно было вывести её из зала, поскольку ещё когда стригся, я заметил там две видеокамеры.

А в узком коридоре, ведущему к выходу – ни одной.

И вот, мы выходим из зала. Сначала я, сзади она, с букетом в руке.

Я уже чувствую, как накатывают эти ощущения... Это дикое желание.. Этот сумасшедший адреналин..

И как только сворачиваем в коридор...

– Я не прощу себе, если не сделаю этого, – томным шёпотом произношу я.

– Чего не сделаешь..?

Но я уже не слышу. Руками разворачиваю её, прижимаю спиной к стенке. Руки ставлю по краям, как заграждение, чтоб без мыслей о бегстве.

И губами страстно впиваюсь в её. Здесь главное страсть. Чтоб от напора, от нахлынувших ощущений терялось самообладание.

Поцелуй непродолжительный, только губами. Даю ей выдохнуть..

Начинаю целовать лицо, в это время слышу:

– Что.. что ты делаешь...?

И после паузы:

– Я ... я.. я же не соглашалась..

В этот момент нужно включать тайное оружие. Я так и сделал, начав целовать её шею.

Риторика немедленно изменилась:

– Это неправильно... неправильно... нельзя..

Знала бы ты, что ты сейчас сделала... Этими словами ты привела мой член не просто в боевое состояние. Теперь я хочу вытрахать тебя до изнеможения.

Перед очередным важным моментом нужно ещё сладости. Шепчу:

– Ты невероятно, невероятно красива....

Чувствую, как она обмякает на мгновение. Но и этого мгновения мне достаточно. В секунду задираю её кофту чёрного цвета, а заодно и такого же цвета лифчик.

Вот они – шикарные сисечки. Без раздумий губами припадаю к соскам и начинаю ласки.

Она не успокаивается:

– Мы не должны.. не можем... ты такой молоденький...

Словесные препирания ничего не значат, если в этот момент твои соски твёрднут – подумал я.

Ласкаю грудь губами, языком.. Покусывания соска привели к тому, что первый стон вырвался из твоих уст.

Но мне уже этого мало.

Перед самым важным этапом также важно что-то сказать. Но в этом случае, уже не обязательно сладкое. Даже лучше сказать что-то пошлое.

Смотрю на её порозовевшие щёки, затем в глаза и шепчу на ухо дерзким голосом:

– Если я так молод, то почему твои соски твёрднут от моего языка..?

И так же пошло провожу языком по её щеке. Словно обозначая её. Показывая ей, что она моя.

Она набирает воздуха чтоб ответить, но в этот момент моя рука скользит ей в джинсы. И останавливается между двух тканей – джинсовой и шёлковой тканью трусиков.

– Нет... нет... не туда... пожалуйста... я .. ааахх..

Побольше слов, побольше – думаю я. И начинаю пальцами мутить её пизду.

– Это неправильно.. Я не должна.. Мы не можем...

Да-да, не должна. И именно потому что не должна, я чувствую как ты начинаешь обильно течь.

Мои пальцы становятся влажными и, желая окончательно её подчинить, достаю руку, подвожу к её лицу и смочеными в её влаге пальцами провожу по губам.

Она, словно стесняясь своего возбуждения, притихает. Но только до следующей секунды, когда я движением стаскиваю её джинсы, а затем и трусы.

– Дальше нам нельзя... Мы должны прекратить... Это всё слишком даааалеко...

Протягивание буквы а произошло из-за того, что моя рука вновь оказалась на её пизде, но только уже на голой.

Ощутил волосики на лобке. Люблю когда так. Отступил на полшага, посмотрел – красивая интимная прическа треугольничком.

Снова начал ласкать её. Массирующими движениями лаская лобок, затем клитор, половые губы..

Она на мгновение отдалась наслаждению и приумолкла. Я даже начал чувствовать как спадает возбуждение..

Но, собравшись с силами, она прошептала:

– Давай остановимся.. Нельзя нам.. Я в матери тебе гожусь...

И здесь меня сорвало.

Стаскиваю с себя брюки с трусами. Поднимаю её ногу, снимаю кроссовок, срываю джинсы с бельём совсем, оставляя их болтаться на одной ноге.

Забрасываю обнаженную ногу себе за спину. Твёрдым членом шлёпаю по волосатому лобку, словно помечая свою добычу. И показывая, что пути назад нет. Задираю шкурку на члене и резко и сильно вхожу в её уже давно влажную пизду.

– Аааах.. Как же сладко...

Не в силах сдерживать наслаждения от проникновения она призналась. Призналась, что ей вкусно, хорошо, сладко.