Рассказы с описанием несовершеннолетних запрещены.

Вы можете сообщить о проблеме в конце рассказа.

Змея

6 570 просмотров • пожаловаться
Автор: Аршинин
Секс группа: Подростки, Экзекуция, Наблюдатели
1  [2]

Этот случай, произошёл в поезде, когда мне было 16 лет. В этом возрасте, когда кипят гормоны в крови, член встаёт и при тряске в машине, автобусе, от случайного взгляда на девичьи ножки, сиськи, а то и без всякого повода. Как говорят медики – время гиперсексуальности.

В то время ночью мне снились всякие сексуальные сны, а просыпался я с пятнами на трусах. Дрочил, чтобы снять напряжение, раза по два в день.
Так вот, легли мы спать в поезде, на соседней полке тётка лет 35-ти. Это сейчас они для меня молодые, а тогда они (тридцатипятилетние) были вдвое старше меня, и называл я их тётками и считал почти старухами. Лёг, накрылся одеялом, запустил руку в трусы и мну свой "болт", понимаю, что сейчас спустить не удастся, так как в туалет очередь, а в купе как в банке селёдка. Решил ждать ночи, да и заснул под стук колёс. И снилось мне что-то эротичное, сейчас уж не могу вспомнить, да это и не важно. И как вы уже догадываетесь, что через час в купе стало жарко – дышать нечем, во сне я скинул простыню, выставив своего красавца на всеобщее обозрение, вернее на обозрение своей соседки по верхней полке. Смотрела она на него, не отрываясь минут пять, а у меня от этого только возбуждение усиливается. Ну, думаю, всё больше не могу, а как выйти из этой ситуации не соображу.

Тут соседка поднимается... и вы, конечно подумали..... Нет, она лишь стала поправлять на мне простыню, прикрыла срам, как говорится, в тот момент когда простыня коснулась моего "забияки", он выстрелил!!! Того юношеского оргазма я не забуду никогда.... Это было что-то. Ну не буду описывать свои эмоции и рассуждать по этому поводу, а замечу лишь, что вероятно это было отправной точкой развития у меня элементов эксгибиционизма.

Но рассказать я хотел про совершенно другой случай, который произошёл со мной в деревне годом позже, когда я гостил у родственников. Это был возраст, когда ровесницы тебе не интересны, а девушки старше на тебя не обращают никакого внимания, их интересуют ребята постарше. Слонялся я по деревне без всякого дела. Когда было жарко – ходил на речку, иногда в лес по ягоды и естественно массировал "аппарат" при случае. Тут я решил слазить за яблоками к соседям, уж больно красивые яблочки висят, да и забор доброго слова не стоит, три гнилых палки на двух столбах. Одна беда всё крапивой заросло, не проберёшься. Я знал, что у соседей – тёте Гали и дяди Миши гостила племянница, где-то моих лет, но она меня мало интересовала в силу своего возраста и маловыразительной внешность. Весь интерес был к яблокам.

Так вот перелез я через забор, присел – оглядываюсь. Всё тихо никого нет, дверь на терраску соседей прикрыта, видимо сено ворошить ушли. Начинаю своё движение к яблони, через крапиву, а когда я ровняюсь с уличным туалетом (в деревне других тогда не было) тогда слышу звук орожняющегося кишечника. От неожиданности я присел, и по спине пробежали мурашки. Через минуту дверь туалета открылась, и я увидел что там была тетя Галя, которая вышла и направилась в сторону дома. Чтобы она не увидела меня из дому, я спрятался в туалет и решил немного переждать. Туалет был сбит из сосновых досок, которые от времени и солнца растрескались, а сучки из досок выпадали, образовав много отверстий тем самым, обеспечив отличную вентиляцию. Справа на гвозде висел рулон туалетной бумаги, а рядом с толчком лежали журналы.....
Уже через неделю я знал пышную жопу и аппетитные ляжки тёти Гали до самого мелкого прыщика. А количество пролитой за туалетом спермы исчислялось стаканами. Подглядывать, конечно, было нехорошо, но удержаться я не мог, да и делать в деревне было особо нечего.

Выходил я на охоту обычно, вечером, что обеспечивало мою хорошую скрытость.

Как всегда перед сном соседи посещали туалет и последней в этом списке была племянница, которая меня, как я говорил, и не интересовала. В тот вечер, у соседей были гости и они засиделись до позднего вечера. Когда я уже направлялся домой, так как вдруг вижу с освещённой терраски, к туалету следует племянница соседей. И тут, на мою беду, в голову приходит мысль. Перехожу от задней стенки туалета к боковой, на которой висит бумага, и затихаю. Племянница, что-то напевая себе под нос, заходит в туалет и не закрывая дверь (так как всё равно ничего не видно, усаживается на толчок и делает свои дела, я в это время дрочу член, а когда он встаёт просовываю его в отверстие прямо перед рулоном туалетной бумаги и молю чтобы она, когда начнёт шарить рукой в поисках рулона, сначала наткнулась на член, а не на рулон.

Господь, к сожалению внял моим молитвам.....

Её ладонь наткнулась на член и машинально обхватила его. Секунд 15 она не могла понять, что это такое и мяла мой член, который от этого ещё больше раздулся и выстрелил спермой. А племянница после этого с душераздирающим, оглушительным криком – Змея!!!!!! Меня укусила змея!!! – понеслась, не одевая трусов и джинсов, к себе домой.

От смеха, который еле сдерживал я не мог разогнуться, но надо было уходить так как от дома к туалету шагал нетвёрдой походкой пьяный дядя Миша, которого, видимо, разбудили и вооружили фонарём и лопатой. Спросонок он никак не мог понять, что произошло и это позволило мне успешно ретироваться. А побежал я к себе домой по прямой, через крапиву, чётко обозначив следы отхода. Это я уже понял дома, сожалея о своей промашке и понимая, что бежать то надо было к уличному забору. Пол ночи я ждал прихода соседей, которые по моему понятию, обнаружив следы спермы на руке племянницы, должны были придти ко мне разобраться. Воображение рисовало страшные картины, с этим я и заснул. Каково же было моё изумление, когда и утром никто не пришёл разбираться в произошедшем. Я себе объяснил всё это тем, что видимо, следов на руке не осталось, и успокоился. Но те эмоции, которые я получил, стоя за стенкой туалета и та развязка, которая наступила после, ни в какое сравнение не шли с тем, что я испытывал, подглядывая за тётей Галей у того же туалета.

Эмоции были настолько сильными, что даже сейчас, тридцать лет спустя, когда я оказываюсь в деревенском туалете и чувствую его запах, у меня начинает шевелиться в штанах моя "змея".

Однако эта история всё же имела неприятное для меня продолжение, о котором, первоначально я не хотел рассказывать.

А дальше было следующее. Крапиву вокруг туалета скосили. С одной стороны это меня успокоило, так как я знал, что змеи не любят открытого пространства, и это косвенно подтверждало, что соседи действительно объяснили ночное происшествие встречей с гадом, но с другой стороны скошенная крапива лишала меня возможности скрытого подхода к туалету и подглядывания за тётей Галей. А это было так притягательно, после этого воображение рисовало такие картины... Я столько раз мысленно трахал тётку Галю и в таких позах, какие и сейчас редко увидишь в порно.

В середине августа день уменьшился настолько, что уже вечером стало темно. Это меня и сгубило. Ещё засветло в отдаление от туалета я занял исходную позицию и затаился в ожидании, когда кто-либо из женщин пойдёт по нужде, тем более что у соседей опять были какие-то гости. Незаметно для себя я задремал. Проснулся, когда уже почти совсем стемнело, от скрипа туалетной двери. Я пытался рассмотреть и понять, кто был в туалете, но было ничего не видно. Из туалета сразу не вышли, подумал я, значит, сели по большой нужде, порадовался я. И тут из туалета донёсся голос пьяной женщины, разговаривающей сама с собой, и это меня обрадовало ещё больше, значит не племянница, подумал я. На самом деле меня обнаружили еще вечером, когда я задремал и дальше уже была охота на меня, так сказать, поймать тёпленьким на месте преступления.

Об этом я узнал позже, а тогда, под покровом темноты, я подкрался к туалету и повторил всё, как было до этого. Через минуту мой член во всей красе торчал из дырки!

Опять, как и раньше, рука коснулась моего органа и в недоумении замерла на некоторое время, затем, невидимая мне женщина что-то промычала и начала одной рукой дрочить мой член, а второй мять мои яйца. От блаженства я был на седьмом небе, как говорят, и готовился вот-вот кончить. В это время что-то обхватило основание члена у самого корня, выше яиц и стянуло плоть. Ласки сразу оборвались, а я в недоумении замер. Когда же я потянул член назад, то почувствовал, что что-то стянуло мне член с яйцами и прочно меня удерживает. Мне стало больно и страшно. Всё это произошло в какие-то мгновения, а в следующий момент дверь туалета с шумом распахнулась и из него вышла тётка Галя собственной персоной. Покачиваясь, она подошла ко мне и сквозь зубы тихо прошипела.

– Ах! Вот тут какая змея завелась! Я так и думала, гад паршивый! Руки за спину! – уже кричала она. Боясь прилюдного разоблачения, я завёл руки за спину, лишь бы она так громко не кричала. Тотчас же руки были связаны верёвкой, вероятно, такой же был привязан и член. Во рту у меня пересохло, бешено колотилось сердце, в голове всё кружилось, я лепетал что, мол не хотел, что всё случайно получилось, просил меня отпустить.

А Галина продолжала...

– Я тебя сейчас пороть буду, как порют в деревне, розгой по голой жопе, – и с этими словами сдернула вниз мои портки.

– Тааак, – поглаживая меня по голому заду, сказала она, а может тебя в попу трахнуть, побудешь в шкуре женщины, ишь как вся задница сжалась. Тааак, ладно, посмотрим, – закончила она свою речь.

Порола Галина со знанием дела, несмотря на то, что была в сильном подпитии. Я услышал свист розги, и мои ягодицы обожгло. Я заорал благим матом от боли.

– Ща, секунду! – сказала она, и заткнула мне рот какой-то влажной тряпкой, от которой исходил резкий мускусный запах. – Трусы, – подумал я, и не ошибся.

ПОРКА продолжилась, но теперь я мог только мычать. После каждого удара я дёргался и извивался, как червяк, а задница горела так, как будто я сидел на раскалённой сковородке.

– А теперь ты расскажешь мне обо всех своих грешках, – сказала Галина, прекратив меня на время пороть и вытащила кляп.

– Начинай! Пока говоришь, – я стою спокойно! – услышал я и последовал увесистый шлепок по моей многострадальной заднице. Этот шлепок я только услышал, но не почувствовал.