Красавица и чудовище

4 912 просмотров • пожаловаться
Автор: Виссарион
Секс группа: Пушистики
1  [2]

– Да ты с ума сошла, старуха! – один из стражников, стоящих около ворот во дворец, пнул спутанный комок ткани, в котором с трудом угадывалась низкорослая женщина.

– Но добрый господин, – жалобно провыла она, вперемежку со слезами, – ночи сейчас так холодны, и мне отказали все в этом городе! Если вы: я не доживу до утра!

– Ну, иди и сдохни, только не здесь, а где-нибудь в мусорной куче, что бы нам не при-шлось тебя к ней тащить!

Внезапно двери распахнулись, и на пороге показался юноша, красивый и стройный. Все стражники немедленно повернулись к нему и согнулись в глубоком поклоне.

– Что здесь происходит? – мелодичным голосом спросил он.

– Мой принц, нищая просит Вашей милости и дозволения переночевать во дворце.

– Она что, ненормальная? А если нет, почему она до сих пор жива?

– Я не хотел пачкать ее кровью:
– Разумно, – перебил его принц, – прикажи солдатам схватить ее и повесить где-нибудь за городом, на любом подходящем дереве.

Стражник снова склонился в глубочайшем поклоне и принц уже собирался удалиться, когда его остановил властный голос.

– Стой, принц!

Грязные тряпки со старухи, как шелуха, осыпалась на землю, и превратились в прах. Всю площадь залило светом от полыхающего белым огнем шара. В центе его был виден жен-ский силуэт.

– Мера твоей жестокости переполнилась, и проклятие, наложенное на тебя, коснется все-го твоего королевства.

Лицо принца исказила гримаса ужаса, он попытался скрыться, но не смог даже пошеве-лить рукой или ногой.

– Прими свое проклятие! Внимай же: в облике дикого чудовища ты будешь находится до тех пор, пока: – Она замолчала, сделав паузу.

– Что замолчала, сучка? – выдавил из себя принц. Призрак неминуемого наказания от-части вернул ему смелость.

– Ты сделал тот выбор, что был тебе положен. Пока девушка не получит удовольствие от секса с тобой в попку.

– Сука и есть! – С удовольствием бросил принц. – К счастью, твое условие легко выпол-нить. Кто-нибудь, позовите сюда Эльвиру.

– ты ни о чем не забыл, принц? – с усмешкой спросила фея.

В тот же миг сверкнула ослепительная молния, лишившая зрения всех, кто ее видел. А через несколько минут многоголосый крик потряс город. Зрение вернулось, но не осталось ни одного человека, который бы видел произошедшее.

Оживленная улица средневекового города. Кто-то с кем-то торгует, разговаривает, целу-ется. Две молодые кумушки, высунувшись из расположенных друг напротив друга окон, живо обсуждают все замечаемое. На улице появляется бель с книжкой в руке. Этого достаточно для целого ряда мелких аварий в неспешной жизни горожан. Она, привычно лавируя между па-дающей лестницей и разбившемся горшком, продолжает идти, не отрывая взгляда от раскры-тых страниц.

– Она настоящая красавица, наша Бель! – сказала первая кумушка.

– А какая фигурка, – мечтательно ответила вторая.

Бель миновала их и, слегка покачивая попкой, начала удаляться.

– А по ее попке и не скажешь, что в ней побывало половина мужчин нашего городка, да и женщин тоже.

Обе тихо захихикали.

Бель зашла к себе в комнату, проскользнув мимо отца, полностью погруженного в схему нового устройства. Она аккуратно положила книжку на столик и задрала юбку до пояса, обна-жив бедра и прекрасную белую попку, не прикрытую трусиками. Из нее торчал конец голубого искусственного члена. Она, расслабив живот, вытащила его, слегка поморщившись. Бель обо-жала это восхитительное чувство заполненности внутри себя. А сейчас, на смену ему, пришел неприятный холодок.
Перед тем, как спуститься во двор, она еще раз посмотрела на себя в зеркало, поправила платье и подтянула поясок. Уже внизу, набрав в большую корзину пшеницы, она рассыпала ее перед курицами и утками, затем разлила теплое пойло из чугунного чана поросятам, и только после этого направилась, с охапкой сена, в конюшню.

– Ясень, любимый мой!

В полутьме конюшни ответом ей был сердитый всхрап. Конт был уже запряжен в длин-ную повозку, на которой, под серым покрывалом, буграми выступало ее содержимое.

– Ну, ну, бедный мой. Отец, наверное, уже забыл о тебе.

Она принялась поглаживать жеребца, похлопала его по крупу, и незаметно для него пе-ренесла пальцы ниже. Конь заржал, под брюхом показался его большой черно-красный член.

– Бель! – Мимо ворот конюшни прошел ее отец, зовя ее. Бель быстро отдернула руку, и вытерла ее о подол.

– Я здесь, отец! – Она выбежала из конюшни.

– Бель, наконец-то я нашел тебя. – Он присел на короткий обрубок бревна. – Сегодня ут-ром я получил приглашение от мэра на завтрашний полдень.

– Что ему от тебя надо? – строго спросила Бель. Отец пожал плечами.

– Не знаю. Хотя, по-моему, его заинтересовал мой последний проект. Я не понижаю по-чему, но:

– Наверное, – она улыбнулась, – потому, что ты нашел способ превращать серебро в золо-то.

– Да? Но ведь эта химическая реакция так банальна.: Но дело в другом. Бель ты не мог-ла бы съездить с Ясенем и отвезти мое последнее изобретение на выставку, ну и подождать ме-ня там. У меня есть в соседнем городе прекрасные друзья, они с удовольствием примут тебя пе-реночевать.

– С удовольствие, папа, – ответила Бель. По спине ее пробежали сладострастные мураш-ки.

– Очень хорошо! Отправляйся сразу же, как будешь готова. – Он поцеловал ее в щечку.

Под мерный стук копыт и скрип колес, за верхушками деревьев, наконец, скрылась вер-хушка колокольни. Бель сидела на краю повозки, держа в руках вожжи. Со стороны могло по-казаться, что она о чем-то задумалась, глядя на расступающийся перед ней лес. Но на самом де-ле, ее глаза не отрывались от мошонки коня, везущего ее. Под ее кожаной оболочкой мерно пе-рекатывались огромные яйца. Она еле сдерживалась, чтобы не спрыгнуть со своего места и не схватить их, мять, прижаться к ним щекой, поцеловать его длинный член. Однако она решилась остановиться лишь тогда, когда начало темнеть, а звуки самого большого колокола давно смолкли позади. Бель распрягла своего попутчика и увела его с протоптанной дороги за кусты, в зеленую высокую траву. С нетерпением бросилась под него, принялась поглаживать его теп-лый живот, мешочек его мошонки. Ясень начал нетерпеливо пританцовывать и приседать за-дом. Бель, схватив его выскочивший из мохнатых ножен, член начала тереться об него лицом, лизать и посасывать его языком и губами.

– А теперь, – сказала она, едва дыша от волнения, – прекрасный мой, мы попробуем еще раз.

Повернувшись под конем спиной к его подрагивающему в нетерпении члену, она задра-ла на себе платье, и приспустила белые панталоны, обнажив свою ждущую попку. Едва она ус-пела наклониться, держась руками за крепкие передние ноги жеребца, как почувствовала его прикосновение к своей дырочке. Как можно больше расслабившись, она ждала продолжения. Она ощутила движение огромной головки, пытающейся проникнуть в отверстие ее сфинктера. С сожалением почувствовала боль. Из опыта она знала, что эта боль будет лишь усиливаться, чем дальше, тем больше. Тем не менее, она позволила ему продолжать, пока от особенно силь-ного толчка сзади у нее не выступили на глазах слезы. Осторожно, чтобы возбужденное живот-ное не затоптало ее, она вылезла из-под его крупа. Быстрыми, умелыми и ловкими движениями рук, она быстро привела его к оргазму. Ясень дико заржал и принялся орошать землю длинны-ми густыми струями своей спермы. Бель не выпускала его член из рук, чувствуя каждый толчок его сокращающихся яиц.

Внезапно на горизонте появились черные, полные грозы и молний, тучи, задул пронизы-вающий ветер. Бель, наконец, опомнилась, привела Ясеня к никем не тронутой, к счастью, по-возке, и начала запрягать его. Но буря надвигалась невероятно быстро. В один миг кругом по-темнело, превращая вечерние сумерки в темную ночь. Конь захрипел, и Бель, к своему ужасу, заметила несколько пар светящихся волчьих глаз в стороне от себя. Конь встал на дыбы, вырвал из ее рук поводья, и ускакал. Немедленно ближайший к ней волк прыгнул. Пытаясь отступить, Бель споткнулась о камень, и, сильно ударилась в падении головой о землю, потеряла сознание. Именно поэтому она не видела, что прыгнувший на нее волк своей разинутой пастью встретил-ся с твердой, как камень, лапой, украшенной кривыми изогнутыми когтями. Волк отлетел в сторону, ударился о ствол дерева, и замер неподвижно. Стая хором зарычала, надеясь испугать пришельца и отогнать его от своей добычи. Но огромный зверь с горящими красными глазами, стоящий над телом девушки, ответил им таким ревом, что с деревьев посыпались листья. Не теряя достоинства, волки медленно удалились, молча признав свое поражение. Зверь рыкнул еще раз, а затем, убедившись, что стая ушла, бережно взял девушку, словно ребенка, на руки, и тоже исчез в лесу.

Бель очнулась лежа на животе на мягкой перине, совсем голая, укрытая легким покрывалом. Сквозь полудрему послышались два голоса, заставивших ее замереть в неподвижности.

– Да ладно тебе, отцепись, говорю! Я приподниму только самый краешек: она же все равно спит!

– Люмьер! Ты же слышал, хозяин приказал ее не трогать.

– Я и не буду ее трогать! А смотреть он не запрещал!

– Развратник!

– Да! Не скрываю! И не дай бог какому-нибудь развратнику испытать тоже, что и я!

"Интересно, как они выглядят? – размышляла Бель, – Ну, первый, наверное, стройный и худощавый, одетый в узкий, шитый серебром камзол. А второй: второй полненький, средних лет, с париком белых волос". Однако, перевернувшись на спину, увидела рядом с кроватью только золотой подсвечник с часами. Ничего не понимая, внимательно пригляделась: у под-свечника явно дрожали свечи, а на циферблате часов стрелки немыслимо изгибались. Часы звучно чихнули. Бель испуганно отпрыгнула под покрывалом в дальний угол кровати, прижав колени к подбородку.

– Ладно:, хватит притворяться. Она и так все поняла, – раздался первый голос. Под-свечник открыл глаза. – Дорогая мисс! Мы рады приветствовать вас.

– Как я сюда попала?

Часы пожали плечами.

– Наш хозяин спас вас.

– Он справился с волчьей стаей в одиночку?

– Дело в том, что: он: не совсем человек.

Бель вздохнула.

– Заколдованный принц?

– Да! – одновременно выкрикнули часы с подсвечником. "Нет, – напомнила себе Бель, – Клок и Люмьер".

– А что с ним произошло?

Люмьер тяжко вздохнул и начал рассказывать.