Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Моя мечта

3 894 просмотра • пожаловаться
Автор: Юный возбудитель
Секс группа: Подростки, Инцест

Моя мама никогда не выглядела на свой возраст. Ей было 37, а выглядела лишь на 25: молоденькая, со спортивной фигурой и милым личиком. Она всегда заботилась обо мне и искренне любила, помогая во всем, давая разные советы. И это реально помогало, помогало мне решить какие-то проблемы, за что я благодарил ее за это каким-нибудь мытьем посуды или просто поцелуем, в щечку. Папа ушел от нас, когда я был еще ребенком.

Все менялось, когда у меня началось сексуальное влечение к маме, когда она, еще не стесняясь, ходила по дому в одних стрингах и лифчике, спокойно передо мной переодевалась, виляя своей подтянутой попкой и аккуратной грудью. Тогда она думала, что я еще ничего не понимаю, но уже тогда я мастурбировал, лежа под одеялом, представляя ее пышную попу перед собой, как я трогаю ее своими детскими руками, залезаю в трусики, все там любопытно рассматривая. У мамы длинные черные волосы, прямой носик, слегка пухлые губы и зеленые глаза с красивыми ресницами. В классе я всегда гордился тем, что она и правда была самой красивой.

Мне исполнилось 18 лет, сексуальной близости хотелось все больше, но девушки у меня все еще не было. На маму я почти не смотрел, считал что это мерзко, пялиться на родную мать. Но, как-то раз, мама вернулась с работы под ночь, и с этого момента я забыл, что такое мерзко.

Было уже поздно, мама пришла домой, сильно задержавшись с работы. Встретив ее, по лицу я понял, что она очень устала. Подбежав, я взял ее сумку и повесил пальто.

– Спасибо, сынок. Ох, – улыбнулась она, отправляясь в свою комнату. – Все болит.., – произнесла она.

Мне было жалко маму, мы с ней не особо общались в последнее время. И тут мне в голову пришла одна мысль:

– Мам, а давай я тебе массаж сделаю?

– Ох, да не надо, сынок, я посплю и отдохну. Посуду только помой, ладно? – ответила она, лежа на кровати.

Она лежала на животе, отклянчив попу вверх, которая выглядывала из-под красного платья. Я стал настаивать:

– Да давай сделаю! Расслабишься, болеть ничего не будет!

– Ох, сынок... Ладно, давай, переоденусь только.

Спустя несколько минут мама позвала меня к себе в комнату, на ней была легкая ночнушка, которая едва прикрывала ее стройные бедра. Я аккуратно присел на них и стал разминать маме плечи, убрав длинные темные волосы. Они были сильно напряжены, я старательно массировал их, надавливая пальцами на лопатки и шею, наблюдая за блаженным лицом мамы. Сквозь ночнушку я стал разминать позвоночник вместе с боками, спускаясь все ниже к пояснице.

– Ай! Тут больно, послабее, – сказала мама, как только я стал массировать нижнюю часть спины.

С большой любовью я послушал ее и стал просто гладить уставшую поясницу, ночнушка задралась, и мой взгляд упал на оголившуюся попку. На ней не было ничего. Никаких трусиков, стринг, я видел перед собой аппетитный зад, который слегка показывал мне самое интимное место – кисоньку. Член в трусах заметно напрягся, а руки обрели наглость. Я залез маме под ночнушку, разминая голую, уже расслебленную спину, талию и лопатки, мои пальцы слегка задевали грудь мамы.

– Давай по ночнушке, ладно? – попросила мама.

Опомнившись, мне стало немного стыдно, я вытащил руки из-под ночнушки и продолжил массаж, который длился еще минут 5.

– Все, – шепнул я.

Но мама не шевельнулась. Посмотрев на нее, я понял, что она уснула. Это мой шанс? Я сильно боялся, но мне еще сильнее хотелось потрогать ее везде. Вновь задрав ночнушку, я сунул пальцы промеж ягодиц и стал ерзать по половым губам мамы, слегка залезая внутрь. Поласкав ее киску, я принялся нагло лапать ее попку, сжимая каждую половинку у себя в руках, они были такими мягкими, упругими, мой член снова достиг максимальных размеров. Вдруг, мама стала вертеться. Я заволновался, быстро убрав руки с ягодиц, начал слезать с ее бедер. Перевернушись, мама легла на правый бок, отвернувшись от меня и продолжила сладко спать. Я не мог просто так уйти. Мне жутко хотелось продолжить. Я лег рядом с ней, приобняв левой рукой, упершись членом промеж ее булочек. Трусы намокли от смазки мамы, мне стало тепло, я стал ерзать членом прямо там. Член набухал все сильнее, я терся потвердевшей головкой об ее киску. Мама снова начала вертеться.

– С.. сынок, иди, я посплю, – шепнула она.

Я покраснел и жутко испугался. Мне стало стыдно. Вдруг она чувствовала, что я делаю? Убежав в свою комнату, я не сдержал оргазм и кончил, уснув в кровати.

На утро, проснувшись, я пошел в душ. Мама должна была быть на работе, поэтому, смыв с себя остатки вчерашнего возбуждения, я вышел из ванны полностью голым. Войдя в свою комнату, я увидел там ее. Она сидела на краю моей кровати, разглядывая засохшие капли моей же спермы. Я замер.

– Ну что ты застыл? Садись, – сказала она, указав на месть рядом с ней.

Я сел рядом с ней, прикрывая свое "хозяйство" и стал смотреть вниз, краснея.

– Не бойся, ругать не буду. Да и не за что тут ругать. Я тебе салфетки положила, чтобы ты не пачкал белье, – продолжала она.

Я удивился доброте мамы, но все еще боялся.

– Спасибо за вчерашний массаж, Саш, мне было очень приятно, но... Я чувствовала, что ты делал после него.

Я опять замер, уткнув взгляд в пол. Мама вдруг положила свою ладонь мне бедро и, поглаживая его, продолжала говорить:

– Сынок, я понимаю, что ты уже взрослый, тебе хочется... Девочку, но... Я твоя мама, понимаешь?

Я кивал головой, по телу бегали мурашки от поглаживаний маминых ногтей. Ее рука поднималась все выше, пока не коснулась моих кистей, прикрывающих легкий стояк. Медленно мама стала убирать мои руки с члена, постепенно оголяя его. Я не сопротивлялся. Показалась оголовка, ствол, яйца, я сидел полностью голый. Мама рассматривала мой член. Покрасневший, я стал возбуждаться, мне было приятно, что она смотрит на меня, прямо в самое интимное место на моем теле.

– Большой, – шепнула она.

Член моментально встал. Господи, я не поверил своим ушам. Нежный голос родной мамы шепнул мне, похвалил меня, похвалил мое... Достоинство. Мамина рука, поглаживая бедро, приблизилась к члену и пальцы уткнулись прямо мне в мошонку. Я вздрогнул и, закатив глаза, чуть не кончил. Заостренные ноготки стали почесывать мои яйца, я дрожал, а мама, улыбаясь, смотрела на меня. Она с любопытством массировала и оттягивала каждое яичко, слегка сжимая пальцами всю мошонку. Ее ладонь двинулась выше, обхватив напряженный ствол, на котором выступали вены и стала оттягивать кожицу то вверх, то вниз, так медленно, что я успевал насладиться и поймать все удовольствие. Другой рукой она стала вновь ласкать мои яйца, постепенно ускоряясь. Я, запракинув голову назад, издал громкий стон, из члена потекла горячая сперма, залив мне весь живот и мамину руку.

– Ух ты, как ты быстро, – улыбнулась она, отпустив мой член. – Салфетки, как я сказала, вот тут, вытрись и иди завтракать, – сказала она и ушла на кухню.

Сидя за столом я стеснительно молчал, а мама наоборот, улыбалась и стала спрашивать меня о школе и как у меня с девочками.

Вечерело. Мне жутко хотелось повторить то, что было утром. Вновь ощутить руку мамы на своем органе. Зайдя к ней в комнату, я увидел, как она лежала на кровати смотрела телевизор. Голая. В одних трусиках. Упругая подтянутая грудь красовалась и совсем не была прикрыта, а сквозь трусики просвечивалась форма лобка. Обратив на меня внимание, мама сказала, улыбаясь:

– Ложись.

Я лег рядом с мамой и, прижавшись к ней, поцеловал в щеку. Глядя на мамины груди, я сильно возбуждался, на мне не было трусов, член стал упираться маме в ногу. Я вновь поцеловал маму в щеку, потом еще раз, и вот, она отвлеклась от телевизора, повернулась и посмотрела на меня. Я чмокнул ее в губы. Еще раз. Обняв ее за талию, я прикрыл глаза и стал посасывать ее онемевшие пухлые губки. Еще раз поцеловав, я стал высовывать язык, и наконец, поймал взаимность. Прикрыв глаза, она стала целоваться со мной как с парнем, с мужем, нам обоим было немного стыдно, мы стеснялись, но мы... Целовались. Я так любил ее, я чувствовал это во время поцелуя. Наши языки сплелись в танце, лаская друг другу губы, причмокивая. Ее рука ухватилась за мой член и стала слегка подрачивать его, прижимая к своим мокреньким трусам. Киска мамы сквозь трусы была теплой и влажной, мне все сильнее хотелось войти в нее. Вдруг, оторвавшись от поцелуя, она стала целовать мои щеки, грудь, живот, будто войдя во вкус, не контроллируя себя. Она спускалась все ниже, продолжая целовать мой живот, пока не приблизилась к гладко выбритому лобку. Проведя по нему шершавым языком, она ухватилась губами за потвердевшую головку и стала посасывать ее. Закрыв глаза, она стала мычать, стонать, ведь как давно у нее этого не было! С момента ухода отца она ни разу не приводила мужчин домой. Она сосала с таким увлечением, заглатывая член по самые яйца, жадно облизывая и целуя их. Теплый язык поглаживал мой ствол, от головки до мошонки, а губы страстно помогали получить мне удовольствие, старательно отсасывая орган. Я громо стонал, держал маму за волосы, в один момент мои стоны усилились, и мама достала мой член изо рта.

– Подожди, не кончай, хорошо? – сказала она, доставая что-то из тумбочки.

Презервативы. Вынув из пачки один, она натянула его на мой слюнявый пенис и принялась снимать трусы. Повернувшись ко мне попкой, она судорожное шепнула:

– Давай, сынок, давай.

Направив член промеж ягодиц мамы, я стал медленно проникать в ее теплую киску, мама застонала. Вытащив член, я вновь засунул его внутрь, он выскакивал, но я вскоре вошел во вкус. Трахая маму, я громко стонал, держась за ее бедра и попу. Как же горячо было внутри! Половые губки мамы жадно обхватывали мой ствол, я насиловал её по самые яйца, которые шлепались о промежность мамы. В комнате стояли сладкие стоны и вздохи, мама придерживалась за кровать, тряся ягодицами и выкрикивая что-то вроде "Да... Даа, сынок, глубже, прошу тебя!" В один момент я закричал ещё сильнее и презерватив залился спермой, мама перевернулась на спину и вздохнула.

– Ты у меня самая лучшая!

– И ты у меня, сынок!

Email автора: