Семья Карпенко. Пьеса в двух частях. Часть 1

14 644 просмотра • пожаловаться
Автор: Харипан
Секс группа: Инцест, Измена, Наблюдатели

Действующие лица:

Карпенко Федор Никитич – глава семейства, 43 года.
Мария Ивановна – жена Федора, 41 год.
Андрей – сын Федора, 21 год, только что вернулся из армии, женат.
Татьяна – жена Андрея, 23 года.
Вера – дочь Федора, 19 лет.
Ольга – дочь Фёдора, 17 лет.


Сцена первая. Сарай для сена.

Ольга с планшетом лежит на сене, у самого потолка. Играет в компьютерную игру. Дверь в сарай открывается, входит Татьяна. Следом за ней Фёдор. Т: – А вы чего сюда за мной идете? Ф: – За вилами, а что? Помешал? Т: – Да я тут пописять хотела... Ф: – А в сортир чего? Далеко идти? Т: – Там воняет, да и мухи... Ф: – Ну ссы, вон там у стенки. Татьяна идёт к задней стене, на ходу задирая халат. Подойдя с стене, она становится спиной к стене, стягивает трусы до колен. Пару секунд Фёдору виден чёрный треугольник внизу живота. Она быстро приседает и с шипением выдаёт мощную струю светло – желтой мочи. Федор некоторое время смотрит на Татьяну, потом решительно втыкает вилы в землю. Ф: – Ты так смачно ссыш, что я тоже захотел. Он подошёл к стене и став рядом с Татьяной, высунул свой, похожий на большую сардельку член, начал ссать. Ольга затаила дыхание. Татьяна не поворачивая головы скосила глаза в сторону Федора, с интересом разглядывая его орган. Ольга (в сторону): – Ну ни фига себе, то они стесняется ходить в трусах друг при друге, а тут вывалили на всеобщее обозрение свои причиндалы и даже не краснеют. Татьяна закончила пИсать, но продолжает сидеть. Ф: – Что нечем пизду вытереть? Т: – Да, так получилось. Придётся трусами вытирать. Ф: – Погоди, я тебе помогу. Федор трясет свой, ставший уже очень большим, член и не пряча его в трусы, достаёт из заднего кармана штанов салфетку, подходит к Татьяне. Ф: – Только чур я сам тебя вытру. Привстань, ноги-то пошире расставь. Федор начинает аккуратно вытирать Татьянину щель. Татьяна берет член Федора в руку, пожимает его, слегка подрачивает. Т: – А что, Федор Никитич, у вас вроде как на меня хуй встал? Красивый у вас хуй, мне нравятся такие. Федор закончил вытирать, сложил салфетку и сунул её в карман. Ф: – Да много ли ты хуев-то видела? Т: – Да уж поболе вашего будет. Так что, раз уже встал, не будем упускать возможность примерить его к моей киске? Вы как насчет вставить мне своего красавца? Ф: – Ну ты Танька и мертвого уговоришь. Честно признаться, давненько хотел тебя выебать, да все как-то перед сыном неловко. Становись-ка к стенке и жопу отклячь. Т: – Не, я в классической позе предпочитаю ебаться. Татьяна выхватывает из стога несколько охапок сена, бросает их на землю и ложится на них, расставив согнутые в коленях ноги в стороны. Фёдор пристраивается между её ног и, опираясь на руки, приставляет член к волосатому треугольнику. Татьяна одной рукой берет член, а другой – раздвигает по шире губы и сделав несколько движений членом вверх и вниз, фиксирует его в нижнем положении. Руки кладет себе под голову. Т: – Можете начинать, Фёдор Никитич. Фёдор плавно опускает таз и его лобок плотно прижимается к лобку девушки. Со двора слышен крик. Вера (кричит): Танька! Танька! Ты где? (Тихо) Блять! Фёдор максимально глубоко вставил член и замер. Оба пришли в алертное состояние (состояние готовности к действиям). Ф (шепотом): – Сука, кайфоломщица. Не даст поебаться нормально. Ольга мгновенно и безшумно слетает со стога с противоположной от ебущихся стороны, выбегает через другие двери и кричит. О: – Верка! Ты чего орешь? В: – Таньку не видела? О: – Да вроде в сортире сидит, а что? В: – Мне помощь нужна. Ольга подходит к Вере вплотную, показывает прижатый к губам палец и громко говорит. О: – Давай я помогу. (Шепотом в ухо). Она с отцом ебется в сарае. Пошли покажу. Только тихо. Девчата быстро забираются на скирду и подкрадываются к самому краю. Упираются руками в балку, чтобы не скатиться прямо на ебущихся. Заглядывает вниз. Отчётливо видна голая жопа отца. Она равномерно поднимается и опускается с лёгким сосуще-хлюпающим звуком. Канавка между половинок жопы покрыта чёрными с проседью волосами. Татьяна под ним тихо постанывает. Т: – О, какой кайф! А вы классный ебарь, Фёдор Никитич. Ф: – Что лучше Андрюхи? Кстати, он не звонил? Когда его ждать? Т: – Звонил. Обещал дня через три вернуться. Андрюша тоже хорошо ебет, но ваш хуй мне видимо больше подходит по форме. У него прямой, как палка, а у вас изогнутый вверх и головка больше. Я её хорошо чувствую, как поршень ходит и так мягко прижимается к матке. О, как классно! Ещё быстрей и глубже, да вот так... Ох, сейчас кончу. Ой! Все! Пиздец, я кончила. А вы ещё долго будете? Ф: – В тебя кончать можно? Т: – Да, я спираль поставила. Ф: – Вот сука! А мы внуков ждём... На, сука, получай мою сперму, может мои активные сперматозоиды обойдут твою долбаную спираль. Ольга (шепотом): – Все, уходим!


Сцена вторая. В предбаннике.

Отрывается дверь в предбанник. Из парилки выходят мокрые и распаренные Федор и Андрей. Оба голые. Садятся за стол. Андрей наливается пиво в кружки. Пьют. Ф: – Слушай Андрюша, как ты смотришь на то, чтобы я твою Таньку выебал? А: – Плохо смотрю. Тебе что других баб не хватает? И потом она не захочет мне изменять. Ф: – Ну, во-первых, захочет она или нет – это моя забота, а во – вторых, у тебя неправильное отношение к понятию "измена". Ключевое понятие измены – это ущерб. Ну какой скажи ты мне будет ущерб, если ты, к примеру, уехал. Танька привыкла регулярно получать секс в виде оргазма и свою порцию спермы с гормонами. Её подсознательно тянет под мужика. Она начинает в каждом встречном видеть потенциального ебаря, часто даже сама того не подозревая. А если подвергнется какой-нибудь чужак? Заразит ещё чем-нибудь или того хуже влюбит в себя? Тогда все, пиши пропало... А тут я под рукой свой, проверенный. Раз и нет проблемы с дефицитом секса. Ты же понимаешь уже, что секс и любовь две большие разницы? Это только первый год секс является высшим проявлением любви. А потом это уже просто физиологическая потребность. Мужику нужно периодически стравливать сперму, чтобы не застраивалась, а женщине наши гормоны нужны для здоровья. А:-А как же мать? Ф: – А что, мать? Она своё имеет в достаточном количестве. Ей ведь уже больше раза в неделю, а то и в две недели вполне достаточно. Так что? Сейчас бабы придут мыться, я могу к Татьяне подъехать? Ты за неё не беспокойся. Мне главное, чтобы ты не возражал. А: – А как же я? Я тоже ебаться хочу. Ф: – А ты можешь матери вдуть, если захочешь, или Верке... А: – Верка небось еще целка? Ф: – Уже нет. Я ее давеча лишил девственности. По ее, кстати, просьбе. Чтоб ты не подумал чего. Созрела девка. А: – Ну ты, батя, даёшь! А давай так: ты мать уламываешь, при всех ставишь раком и начинаешь ебать, а я Таню. Потом незаметно для них меняется бабами? А? Ф: – Договорились! Пьют пиво. Через некоторое время открывается внешняя дверь входят остальные члены семейства. М: – Мужики уже пиво дуют. Не обоссытесь? Ф: – А хоть и обоссымся так что, трусов не намочим, ввиду их отсутствия. Федор приподнялся из-за стола и все увидели его полувставший член. М: – Бесстыжая морда! Что ты детям показываешь? Придурок! Девчата при этом спокойно раздавались и с улыбками наблюдали за Федором. Раздевшись до гола, они вошли в парилку. Ф: – Ты заметил? Меня ругают, а сами письки-то оголили. А раньше стеснялись. Даже Олька, которая раньше только в плавках купалась, и та показала нам свою начинающую покрываться шерстью пиздюшку. Ну что, допиваем пиво и пошли ещё разок попаримся. Мужчины осушили свои кружки и пошли в парилку.


Сцена третья. В парилке.

Все молча моются. Федор помогает девчатам, охаживает их по очереди веничком, подливает травяной отвар на камни, поддерживая нужный дух и пар в бане. Ф: – Вера и Оля выходят. Вам уже хватит пара. Отдохните в предбаннике минут 15, чаю попейте. И не спорить! Девчата, попытавшиеся сначала возразить, молча вышли из парилки. Ф: – Так мать, давай теперь тебя попарю или выпарю, как получится. Федор прошёлся веничком по спине жены несколько раз. Потом взял большую мочалку, начал намыливать. Ф: – Нука, мать, встань удобнее, руками упрись в полок, спину выпрями, задницу оттопырь. Федор встал сзади и начал сначала мягко потихонечку водить вехоткой по спине, прикасаясь при этом висящим членом к её попе. Постепенно увеличивая нажим, Федор все более тесно прижимается членом к промежности жены. Член начал вставать и через минуту уже торчал как палка слегка загнутая вверх. Андрей с Татьяной поглядывая на отца с матерью тоже начали заводиться. Таня приняла такую же позу, как Мария, а Андрей уже примеривался, как бы удобнее засадить ей. Федор равномерно водил мыльной вехоткой по спине жены, а его член сновал вдоль щели Марии. В момент, когда головка была напротив входа во влагалище, он быстро надавил пальцем на уздечку снизу вверх и член легко, как к себе домой, проскользнул во влагалище жены. Продолжая, как ни в чем ни бывало, водить мочалкой по спине, Федор фактически ебал свою жену. А она, вздрогнув в первый момент, собралась было прекратить безобразие, почему-то передумала и молча позволяла мужу себя ебать. Видимо, удовольствие пересилило стыд. Однако, она не утерпела и скосила глаза на детей. То, что она увидела, полностью успокоить её совесть: Андрей, удерживая Татьяну за попу и откинув назад голову, с закрытыми глазами вовсю драл свою жену, не обращая ни на кого внимания. Увидев, что все идёт как надо, Федор покосился на Андрея, но тот уже ничего не видел вокруг. Он был полностью в пизде своей жены, в смысле чувствовал себя так, как будто он весь от макушки до пять цельный такой Хуй. Федор зачерпнул из стоящего рядом тазика горсть холодной воды и плеснул на Андрея. Тот очнулся и вспомнил о плане. Он вопросительно посмотрел на отца. Федор махнул ему рукой, мол давай уже меняться. Андрей с явной неохотой вышел из жены и крадучись, на цыпочках подошёл к отцу. Татьяна с закипающей злобой непонимающе смотрела на махинаторов, догадываясь, что они задумали какую-то аферу, но пока молчала. Федор знаками показал Андрею, чтобы тот перехватил вехотку. И вот уже Андрей гладить мать по спине, а Федор изогнувшись, продолжает дрючить жену. В какой-то момент он вытаскивает член из влагалища. Ф: – Вот, блять, выпал. Затем он быстрым движением схватил член сына и направил его в нужное место. Андрей, стараясь сохранить ритм и глубину погружения перехватил инициативу на себя. Мария, видимо, в этот момент с закрытыми глазами испытывала оргазм и изо всех сил пыталась сдержать крик, поэтому, находясь в состоянии эйфории, не заметила замены партнера. Немного отойдя от только что пережитого оргазма, Мария опять косо посмотрела на соседей – не заметили ли они чего-нибудь неприличного. Но они продолжали как ни в чем не бывало заниматься своим делом. Успокоившись, она почувствовала, что-то не то в соседях и она повернулась к ним снова... В клубах пара он увидела, что Татьяну ебет ни кто иной, как её законный супруг. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы осознать ситуацию. Что же это получается? Что её саму сейчас ебет Андрей?! Её сын!? М: (в сторону) – Я, что потеряла сознание, что не заметила, когда они поменялись сволочи? И, вдруг, осознание того, что она занимается сексом с собственным сыном, привело её к совершенно неожиданному эффекту – Мария начала кончать. Почувствовав сокращения мышц влагалища, Андрей, тоже находясь в состоянии невероятного возбуждения, начал накачивать ее спрмой, совершенно не думая о последствиях. Огразм накатывал на Марию с такой сокрушающей силой, что ни о каком сдерживании эмоций не могло быть и речи. Крики сами вырвались из её горла. Её пизда стала центром вселенной, цельным средоточием взрыва сверхновой... пизды. За всю свою жизнь она даже представить не могла, что оргазм может быть таким всепоглощающим, разрушающим и созидающим одновременно. Она будто умерла и родилась вновь. Она упала на полку и отключилась. Вера и Оля догадывались, что их выгнали неспроста, поэтому они уже через пару минут приоткрыли дверь, юркнули в угол парной, притаились там и с огромным интересом созерцали всю сцену от начала до конца. Благо главные действующие лица стояли к ним спинами и не могли видеть, что на их спектакле присутствуют зрители. Придя в себя, Мария огляделась. Она сидела на полу, а вокруг стояли её дети, муж и невестка. Лица их были озабоченными, но увидев, что Мария очнулась, все заулыбались. Ф: – Ну ты, мать, дала! Со мной ты так никогда не кончала. Даже завидно стало... Так всё, намылись, выходим стройными рядами на свежий воздух. Дети! Я надеюсь всем понятно, что о том, как мы моемся в бане не должна знать ни одна живая душа? Все молча закивали головами.

Конец первой части.


Оцените рассказ:
1 2 3 4 5
Оценка: 4.6 (62 голоса)