Спящая красавица или ночные охотники

21 460 просмотров • пожаловаться
Автор: wrawen
Секс группа: Подростки, Группа, Инцест
1  [2]

Лена, девушка красивая, стройная, ухоженная. Глядя на нее, но её не зная, сомнений в том, что к такой так просто не подкатишься, не возникает. Я подкатился. Правда случилось это не совсем обычным способом.

Ехал я как-то в командировку в ночном поезде Москва-Питер. Войдя в купе я сразу обратил внимание, что полку напротив занимает красивая и стройная женщина лет тридцати. Поезд тронулся, две верхние полки, так и остались свободными. Пока рассаживались в купе, стелились, познакомиться не получилось и разговор не завязался. Девушка была, как бы вся в себе и выглядела уставшей. В какое-то мгновение мне даже показалось, что она слегка под шафе.

Где-то, через час после того, как все улеглись и потушили свет, я поняв, что уснуть не получается собрался в тамбур покурить. Нагнувшись в поисках тапочек, я мельком бросив взгляд на спящую заметил, что белеющая в темноте простынка на ее теле необыкновенно сексуально очерчивает ее тонкую фигуру, а в районе попки не полностью ее скрывает, обнажая часть бедра и краешек кружевных трусиков.

Не удержался, прикоснулся кончиками пальцев до нежной и очень теплой кожи на внешней стороне бедра. Прикоснулся, на мгновение замер, прислушиваясь к ее дыханию, и тут же одернул руку испугавшись, что разбужу ее. Вышел, покурил, успокоился. А вернувшись, чуть с ума не сошел от увиденного. Девушка по прежнему глубоко спала лежа на спине, вот только согнутые в коленях ноги были широко разведены в стороны, а простынь прикрывала только одну ногу, проходя своей кромкой как "границей у ручья", в аккурат по белоснежной выпуклости лобка в шелковых трусиках.

Не стану перегружать подробностями, но под размеренный стук колес и с колотящимся сердцем, начав с робких прикосновений и хмелея от безнаказанности я наглел с каждой минутой. Легкие поглаживания быстро перешли в откровенные ласки, а то и в легкий эротический массаж. Девушка глубоко спала, была мягка и податлива. Дотянувшись, я сначала погладил, а потом и вовсе основательно помял ее груди. Ее киска потекла. Осмелев и одурев окончательно, я медленно, двигаясь сантиметр за сантиметром стянул с нее трусики и наклонившись лицом к ее промежности сначала прикоснулся губами к бритому не больше недели назад лобку, проник язычком в ее лоно....

.....

Кончил я в полотенце, немного подрочив ее рукой, вложив свой член в ее горячую ладошку, которая самопроизвольно сжалась, плотнее обхватывая ствол. Это было восхитительно!

За окном светало. Заботливо укрыв девушку простынкой я не удержался, и несколько раз поцеловал ее в щечки и в губы.


Вышел в тамбур, закурил... Когда достал вторую сигарету, в тамбур вышла она, моя "спящая красавица". Попросила сигаретку. Мы закурили... Мне очень захотелось ее обнять, но я не решился. Я вглядывался в ее лицо, пытаясь угадать, знает ли она, что-нибудь, спала ли или только делала вид?

Потом мы разговорились, и по тону разговора, и исходя из затронутых тем, во мне окончательно укрепилось мнение, что она все-таки спала и ничего такого, осознано не чувствовала. Я успокоился, хотя было немного жаль, что она, и не догадывается насколько я был ласков и нежен с ней.

Мы познакомились. Поезд прибыл на Московский вокзал и мы разбежались по своим командировочным делам. Спустя несколько дней, когда я вернулся в Москву, мы созвонились, пересеклись и стали встречаться...

А спустя год, будучи в прекрасном и слегка лирическом настроении от выпитого шампанского, Лена мне рассказала свою историю...


***

Впервые от ночных прикосновений она стала просыпаться еще когда ей едва исполнилось шестнадцать. Летом, когда ее семья и семья маминой младшей сестры проживали на даче, муж маминой сестры дядя Толя ночью тихонечко входил в её спальню, неслышно подбирался к постели и трогал её спящую. Леночка, продолжая делать вид, что она спит внимательно прислушивалась к своим ощущениям, постепенно приходя к пониманию, что эти прикосновения ей были необыкновенно приятны.

День шёл за днём, а трогательные визиты продолжались ночь за ночью и когда в последние дни августа мамина сестра с дядей Толей, завершив свой дачный сезон уехали в город, Лена даже расстроилась, сама в общем-то не умея себе объяснить из-за чего именно. Точнее, где-то в глубине своих переживаний, она все понимала, отчего стыдливо полыхая, но с нетерпением и со сладостным замиранием уже ждала следующего дачного сезона. И новое лето пришло. И все было, как и прежде. Теперь она уже специально спала без трусиков, снимая их всякий раз после того как мама, поцеловав свою куколку на ночь, оставляла ее одну.

Визиты снова случались, почти каждую летнюю ночь, но иногда она пробуждалась в процессе дядиных ласк, а иной раз, и проспав безмятежно до самого утра, просыпалась с полной уверенностью, что этой ночью он точно был у нее.


Репертуар у дяди Толи не был слишком разнообразным. Сначала он садился рядом с ее постелькой на пол у изголовья, и несколько минут прислушивался к ее дыханию. Затем откидывал одеяльце и задирал ей ночную рубашку чуть выше животика. После также деловито раздвигал ее ножки широко в стороны, и сначала просто поглаживал бедра, а затем поласкав пальчиками ее маленькую писечку, наклонялся и нежно вылизывал бугорок лобка и половые губки, периодически проникая язычком в щелку. Одновременно с оральными ласками, он слегка массировал ей анус, а после осторожно и не слишком глубоко проталкивал ей в попку пальчик, терпеливо разрабатывая дырочку. Это были самые приятные ощущения.

Затем, он вкладывал свой член в ее ладошку и небыстро дрочил себе ее рукой. В такие мгновения ей случалось тайком приоткрыв глаза, хоть немного рассмотреть его пенис и огромные яйца.

Иногда, он водил своим членом ей по губам и даже делал попытки не глубоко вставить ей свою головку в приоткрытый ротик. Это упражнение Лене не особо нравилось, но все же ротик при этом, она отчего-то старалась открыть пошире. В эти мгновения Леночке очень сильно хотелось, во все глаза посмотреть на его член, и самой потрогать, помять его.

И все же, самым желанным и ожидаемым моментом были одновременные ласки язычком в щелке и массаж пальчиком в попке.

Это было необыкновенно приятно! В одну из таких встреч, Леночка впервые испытала оргазм и не сумев справится с эмоциями, всхлипнув издала громкий стон. Дядя резко поднялся, их глаза встретились и он немедленно вышел из ее комнаты.

Больше, до конца дачного сезона он к ней не приходил. Это оказалось суровым наказанием за несдержанность, и Лена еще целых пол-года корила себя за это.

Следующая их встреча состоялась в новогоднюю ночь, когда родители взяли ее с собой в гости к родне. Леночке уже было 18.

В прихожей их встретил Андрейка, сын дяди Толи и тети Наташи, двоюродный Леночкин брат. Он был младше её на два года и Лена держалась с ним несколько высокомерно. Во время дачных сезонов они почти не общались, парнишка вечно пропадал, где-то со своими друзьями. А ночевал он в комнате со своими родителями.


Праздник был в самом разгаре, взрослые были немного пьяны и веселы. Около трех часов ночи, Леночка сообщив всем (а точнее, это было сказано специально для дяди), что очень устала и отправляется спать. Войдя в комнату выделенную для детей, она увидела там спящего Андрея. Приглядевшись к трепету его ресниц, Лена заподозрила, что он не спит, а поглядывает за ей. Шаловливая идея пришла в голову мгновенно. Раздевалась она намеренно медленно, специально позволяя себя рассмотреть. Сняв трусики, она не стала надевать ночную рубашку и улеглась укрывшись пуховым одеялом с головой, оставив наружу только ножку, обнаженную под самую линию промежности.

Ждать пришлось не долго. Вот только вопреки предположениям, в комнату осторожно ступая вошел дядя Толя.

Убедившись, что все спят, он привычными движениями, деловито и со вкусом занялся Леночкой.

Сквозь слегка приоткрытые веки, она видела как почти не скрываясь, таращится во все глаза на это действо офигевший Андрейка. И эти ощущения нарастающего возбуждения с примесью стыда, почему-то заводили ее еще сильнее. Дядя выполнил свою традиционную программу, а оргазм у Леночки был сильный и случился неожиданно быстро. Подрочив свой член её ручками, и кончив в полотенце мужчина быстро удалился.

А Леночка, попытавшись продолжить делать вид, будто спит, не дождавшись какой либо активности от Андрея, и вправду уснула. Проснулась она, как и прежде почувствовав приятно нарастающее возбуждение внизу живота. Кто-то снова очень нежно и осторожно теребил ее писю. На этот раз, этим кто-то оказался Андрей. Действия его были уж слишком деликатны и осторожны, но тем не менее, все-равно сладостно приятны.


***

Спустя несколько месяцев, в очередной дачный сезон, буквально на второй день она случайно подслушала, как Андрейка, рассказывал своему приятелю Вадьке, про то как в новый год он подглядывал за отцом и видел, что тот проделывает со спящей Ленкой.

Ждать пиратской вылазки долго не пришлось и следующей же ночью, приятели наведались к ней в гости вдвоем. Леночка прекрасно умела играть роль спящей красавицы, и несмотря на то, что их неумелая возня между ее ног, почти не доставила сколько-нибудь существенного удовольствия, она была удовлетворена, тем что ловушка сработала, шалость удалась, и ночь в целом, все-равно была признана приятной.


Следующим летом, все повторялось вновь. Как-то целую неделю дядя не приезжал на дачу и оставался ночевать в городской квартире. И всю эту неделю Андрейка наведывался к ней, и не только со своим другом Вадькой, но и с ещё какими-то приятелями, чьих лиц, как не старалась Лена так и не разглядела. Скорее всего их было четверо.

Начали Андрейка с Вадькой, сначала как обычно вдвоём, а далее Леночка почувствовала, что их всех тут очень много. И это завело её самым сумасшедшим образом. Парни, осмелев от вседозволенности, почти не таясь жадно лапали её всю в насколько пар ладошек, переворачивая из стороны в сторону, слюнявили вылизывая ей её писечку так старательно, что играть роль бесчувственной тряпичной куклы было все труднее. А когда возбуждение достигло сильного подъёма, и ребята стали проталкивать в неё, уже не только язычки и пальчики, Леночка перешла к активной роли участницы оргии, продолжая делать вид, что делает все на волне сильнейшего возбуждения, так и не проснувшись.