Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Ей было 36, а мне было меньше 20-ти.

138 просмотров • пожаловаться
Автор: Алексей Лебедич
Секс группа: Ваши рассказы, Поэзия, Клизма

Ей было 36, а мне было меньше 20-и.
Она была красивой бабой, одинокой,
С высшим образованием, и карьерой в сфере IT,
Но дёрганой какой-то, видать не удовлетворённой.

Чем женщина умней, тем меньше мужиков.
С такою связываться когда-либо захотят.
Не то чтобы среди мужчин много дураков,
Но как-то сильно умных тупо не хотят.

И чем такая женщина умнее и успешней,
Тем больше ей приходится сексуально голодать.
И от неудач таких, она не становится безгрешной,
А вовсе наоборот, с ней легче. Она дать

Такое может, если правильно попросишь,
Что от других не выпросить во век.
Она мечты осуществит любые, как захочешь,
Но только с тем, кто для неё особый человек.

Таким особым я для Светланы стал,
Хотя для этого особо не старался.
Я искренно её как женщину желал,
И искренно, как человеком, ею восхищался.

И хоть моложе её был на 17-цать лет,
В интимной сфере опытнее оказался.
Не то чтобы я развратник был, уж точно нет.
Но уже знал, как с ней себе вести, и как ей наслаждаться.

И это знание, во взгляде, в речи выдавало.
Наверное, её подсознательно и привлекло.
Наедине, нам было, только оказаться,
И наши разговоры, во взаимное желание переросли.

Я увидел, что она хочет, но боится сделать первый шаг.
А я по юности, ещё и не умел бояться.
Когда за руку взял её, то ощутил желанья такт.
Услышал как внутренне она жаждет мною наслаждаться.

Я сказал прямо, что хочу на ночь у неё остаться,
И в это время смотрел в её карие глаза.
Моей наглости не став сопротивляться,
Она уже не думала, что можно, а чего нельзя.

Она тут проявила такую нежную заботу,
Которую никак не ожидал я,
Пошла в ванную набрать горячую воду,
Сказала искупаться мне перед сном, а сама.
Принялась менять на свежее постельное бельё.
И комбинацию новую из шкафа тут достала.
Было уверенным поведение моё,
Ну, а внутри, всё просто клокотало.

Вернулся я весь мокрый, в полотенце.
Свет приглушив, она сама в ванную пошла.
Минут пятнадцать, из меня пыталось сбежать сердце,
Так сильно колотилось, пока она вновь не вошла,

В одной комбинации полупрозрачной,
Под которой ни лифчика, ни трусиков, а только прелесть ногаты,
В свете торшера вся фигура просветилась смачно,
Она собою превзошла все ожидания мои.

Ну а я, уже тогда, совсем не был скромным.
И скинув полотенце, к красотке подошёл,
За талию обнял. Казалось стал огромным,
В том месте, которое в неё упёр.

Целую в губы, у того торшера,
Руками по шёлка комбинации скользил
Вниз. Сам в происходящие ещё не верю,
Я мысленно её просто боготворил.

Она тогда стала мне воплощённым чудом.
Желанием, загаданным под новый год.
Лишь мысль, что сейчас близки мы будем,
Меня пьянило, и казалось, что сейчас голову снесёт.

И вот ложимся на белую постель.
И накрахмаленная простыня хрустит,
Под тяжестью наших с нею тел.
И левая рука меж ног её скользит.

Лицом закрылся в её пышную грудь
А она гладит меня по голове.
И дышит чаще. Я слышу стук,
Как барабанят сердца в ней и во мне.

Я лямку комбинации спуская,
Захватываю жадно ртом сосок.
Рукой меж ног её лаская,
Я чувствую как там просачивается сок.

Ведя пальчиком вдоль мягких её губ,
Туда-сюда, и между ними потихоньку углубляюсь.
И в верхней части складки, осуществляю круг.
Движениям этим изюминку её найти пытаюсь.

Она кладёт руку поверх моей,
И в поисках мне помогает.
Силу нажатие, медленнее, быстрей,
Мою тем руку учит, направляет.

Другой рукой пенис мой ласкает.
Так нежно, ласково, любя.
Мне кажется она лучше меня сейчас знает,
Каких прикосновений жажду я.

Мы в этом не спешим, и она спину прогибает,
И оголяется её вторая грудь.
Второй сосок мне поиграться дарит.
Его всего пытаюсь в рот втянуть.

Потом, как младенца отымает,
Меня от своей неописуемой груди.
Сверху садится, и меня седлает.
Рукой помогает мне в себя войти.

Округлых бедер движения неспеша
То продолжает, то прекращает.
И кажется что контролирует всего меня,
Закончить раньше нужного не допускает.

Все её движения умело-идеальны.
Я доверяюсь полностью, на её опыт полагаться стал.
На свои бедра мои руки ложит специально,
Чтоб их расслабив, в её ритм я вникал.

А каждой клеточкой своего тела,
Я ощутил как надо быть тому,
Чтоб всё пылало и горело,
Но не сгорало, и не двигалась к концу.

Она кончиками пальцев по моей груди.
Вела то вниз, то вверх, и расходились волны,
По всему телу, от макушки, до стопы,
Бежала дрожь, меня окутывая словно.

В ней тогда словно растворялся,
Хотелось вечно продолжать,
Этим мгновением наслаждаться,
В движениях этих утопать.

Но у неё совсем другой был план,
И я ему решил довериться всецело,
Я ощутил как наружу выскользал,
И холодок по пенису бежал несмело.

И захотелось так обратно,
В неё, туда где так мокро и тепло.
Она пересела ко мне спиной, и жадно,
Я снова в тело погружаюсь её.

И вот прогибается всем телом назад,
Спиной ложиться мне на грудь.
Я начинаю её плечо и шею целовать.
Ложит мои руки на свой живот, и чуть-чуть.

Почти незримо вращает тазом.
Как будто ввинчивает меня в себя.
По стонам я догадываюсь о близости экстаза,
Но она медлит, этим дразнит, томя

Обоих нас, держа в предвкушении.
И кончить не даёт ни себе, ни мне.
Наши тела всё извиваются в томлении,
И кажется, все нервы на оголении.

Одно неверное движение, и боль
Нестерпимая кажется накроет.
Я в ожидании замер. Её тут роль
Меня спасти или успокоить.

Мгновенье – это вечность длится.
И с ней как на острие ножа,
Я прохожу. Вот-вот случиться...
Она вся дрожит, и проливаюсь я.

Таких горячих, жгучих ощущений,
До этой близости я и не знал.
Под непередаваемым впечатлением,
Прелестную обняв я засыпал.

Ей было 36, а мне было меньше 20-ти.
Но не было намека на преграды,
Чтоб счастье общее вдвоём приобрести,
Случившемуся мы оба были рады.

И эта связь ещё продлилась пару лет.
За это время Света столько мне дала,
Что слов передать это, просто нет.
Сейчас она замужем. И мы с ней друзья.

Я до сих пор ценю её советы,
И до сих пор в душе её боготворю.
Ведь умных женщин мало так на свете.
А умных и красивых, ещё меньше, как я посмотрю.