Рассказы с описанием несовершеннолетних запрещены.

Вы можете сообщить о проблеме в конце рассказа.

Учительница информатики

11 383 просмотра • пожаловаться
Автор: CCC
Секс группа: Подростки
1  [2]

История, которую я хочу вам рассказать, произошла в тот период времени, когда все школы захлестнула волна компьютеризации. В кабинетах информатики новенькие 386 и 486 ИБМ-ки, которые потихоньку вытесняли "Корветы", "ЕС" и прочую подобную им рухлядь. Наша школа не стала исключением, и вскоре у нас снова ввели такой предмет, как информатика. (Надо сказать, что до этого все "компьютеры" пылились и не использовались, так как уже морально устарели)

Подробнее надо рассказать не о самом предмете информатики, а об учителях, преподававших этот предмет. Как правило, это были или молодые специалисты, либо старые козлы – доценты математических наук, прочие старикашки, освоившие компьютер. Но в моём рассказе пойдет речь о молодых специалистах, а точнее – о молодой специалистке Наталье Владимировне.
Это была девушка двадцати четырёх лет, не более, полненькая, с тонкими чертами лица и звучным грудным голосом. Когда она пришла в наш класс, мои одноклассники-пацаны стали толкать друг друга, и по классу пронёсся шепоток: "Ну, корова!". В этом числе был и мой сосед по парте, мой большой друг Лёха. Он толкнул меня плечом, как-то странно хихикнул и сказал: "Вот это пупсик! Признайся, Серёга, хотел бы ты такую жену? ". На что я непринуждённо ответил: "Полные женщины хороши: зимой для тепла, а летом для тени". Лёха заржал, как сумасшедший, на него обратили внимание, и он заткнулся.

Но с тех пор я стал повнимательнее приглядываться к Наталье Владимировне. Она сразу приобрела какой-то шарм в моих глазах. Если бы вы, уважаемые читатели, увидели её, вы бы сразу поняли, о чём речь. Румянец на молодых щёчках, глаза с задорной искоркой... Она просто пышет здоровьем! Полная попка и два больших холмика призывно выделяются на её одежде и зовут, зовут за собой: Дааа, похоже, я снова влюбился.

Я однажды заметил одну деталь: Наталья (буду её так для краткости называть) иногда надевает блузки с глубоким вырезом и через этот вырез заметны молодые груди, скованные узорчатым лифчиком. Я как первый раз заметил, так аж вспотел. Ну неужели она не видит, что грудь ТАК заметна?! И ведь никто, кроме близких не скажет ей об этом. Во дела! Я не удивлюсь, если её кто-нибудь рано или поздно изнасилует.

Меж тем, преподавание информатики продвигалось. Мы уже изучили принципы работы славной системы MS-DOS и переходили к Нортону. Компьютера у меня тогда не было, но, как ни странно, я всё схватывал на лету. Тайны копирования, создания, переименования файлов не были для меня трудными. Я был, если не лучшим учеником по информатике, то уж не в числе отстающих. Класс у нас был специализированный – гуманитарный. Естественно, математику у нас преподавали мало, физику и того меньше, зато делали упор на литературе и русском языке. Естественно, в этом классе собрались личности, в основном, "лирики" нежели "физики" и поэтому учителя точных наук старались не особо нагружать нас. Я сам был "лириком" и не особо любил алгебру и тригонометрию, но вот информатика: Компьютер для меня был чем-то интересным, непознанным. А может, всё из-за учительницы? Она стала в последнее время странно на меня поглядывать, да и я не прочь был отвлечься от доски и порассматривать её полные ножки. Я стал откровенно хотеть её, просто страстно желать, чёрт возьми!

В моей голове уже постепенно рождался план "взятия Натальи в оборот", как я это мысленно называл. Я только ждал подходящего случая. И вот, наконец, этот случай представился.
Надо вам сказать, я учился в 1 смену, но информатика у нас стояла во 2-й. Так было, скорее всего, из-за крайней перегруженности школы. Поэтому два урока информатики проводились после обеда. Зачем я вам это всё рассказываю? Сейчас поймёте.

После двух этих уроков учительница обычно шла домой. Улавливаете мысль, мои дорогие читатели? Естественно, когда весь народ выветрится из класса, учительница остаётся одна на некоторое время. Это время она обычно использует для того, чтобы подкраситься, привести себя в порядок, закрыть класс. Так вот, я намеревался сделать так, чтобы это время было использовано не так, как обычно. Итак, преамбулу я вам зачитал, можете читать основную часть.

Время второго урока уже подходило к концу, некоторые несознательные личности уже покинули класс, но большинство всё ещё сидело за допотопными (взгляд сегодняшнего дня) "тачками" и гоняли кто в "Doom", кто в "Бизнесмен", а кто и в "Поле чудес". А я поджидал подходящего момента, поэтому просто жал F6-Enter-Tab-F6-Enter-Tab (Кто не знает, я просто гонял один каталог с одной панели Нортона на другую).

Но вот прозвенел звонок и Наталья всем сказала: "Так, дети (!), все по домам". Народ стал потихоньку собираться, ставить стулья на парты и уходить. Я продолжал сидеть, да к тому же изобразил на лице крайне задумчивое выражение.

Когда все вышли, Учительница заметила меня и спросила: "В чём дело, Серёжа?". Я мысленно произнёс: "Поехали!", встал из-за стола и сказал: "Наталья Владимировна, разъясните мне, как упорядочить файлы, используя панель управления?". Учительница подошла ко мне, села за мой стол и стала что-то говорить. Я её не слушал, а стоял сзади и вдыхал носом аромат её волос. Господи, как они пахли! Для меня это был тогда самый приятный запах в мире.

Инстинктивно вдохнув воздух, я наклонился к ней и поцеловал её прямо в макушку. Это продолжалось секунды две, после чего я отстранился и отошёл назад.

Наталья резко встала из-за стола. Лицо её выражало недоумение, растерянность и, кажется, зачатки злобы. Посмотрев ей в глаза, я понял: "Серёга, всё пропало!". Наталья Владимировна холодно спросила у меня: "Что, что это всё значит?".

Глаза у меня застелил белый туман, я пробормотал дрожащими губами: "Я: Я люблю Вас!", после чего упал на колени перед ней, склонил голову и заревел. Да-да, именно! Я до сих пор понять не могу, почему такое получилось. Скорее всего, это была естественная реакция мозга и психики в целом. Помню свои мысли: "Всё: Она сейчас побежит к завучу, директору, нажалуется на меня и не избежать мне строгого наказания".

Я очнулся оттого, что кто-то гладил меня по голове. Нежно так. Я поднял глаза и увидел, что Наталья присела передо мной и смотрит на меня очень тепло, с улыбкой. Во мне шевельнулась мысль, что к директору и завучу она точно не побежит.

Она попросила меня встать и произнесла своим приятным грудным голосом: "Серёжа, ты мне тоже очень нравишься. По правде сказать, ты самый умный из этих бестолковых гуманитариев". Понятно, мне очень польстило такое признание. Особенно, когда его произносит такая симпатичная девушка, как Наталья.

Наташа нагнулась ко мне, прикрыла глаза, и её мягкий язычок с острым кончиком проскользнул мне между губ и оказался у меня во рту. Честно говоря, я не предполагал такой исход событий, но с радостью принялся играть с её прекрасным, любовным "жалом".

Когда она оторвалась от меня, я не выдержал и ляпнул тот вопрос, который уже буквально вертелся у меня в голове довольно долгое время: "Скажите, Наталья Владимировна, вы что, не видите, что у вас груди вываливаются из декольте?".

Она посмотрела на свои прекрасные холмики, потом на меня и, хитро улыбнувшись, сказала: "А ведь я и не замечала раньше. А ты это заметил, маленький бесстыдник! Ну что ж, ты, наверное, хочешь пощупать женскую грудь, а, шалунишка?".

Не, ну вы поняли! Она, учительница (!), которая старше меня (ненамного, но всё равно), предлагает мне пощупать её прекрасные груди! Ну как я могу отказать даме?! Естественно, я сказал ей "Да!".

Наташа расстегнула блузку, откинула её на парту и моему взгляду предстали невообразимой красоты массивные плечи и полные руки, но главное – большие груди, были закованы в лифчик. И я решил снести эту последнюю преграду на пути к чудесным грудям. Но Наташа, казалось, всё поняла и сама завела руки за спину, где расцепила застёжку лифчика. Лифчик с лёгким шуршанием упал на пол.

Описывать то, что я тогда увидел, бесполезно, но я всё же попробую.

Представьте себе две большие светло-молочные дыньки с розовыми бугорками размером со старый пятак. Эти две дыньки колышутся перед вами и источают чудесный запах роз или каких ещё цветов. Больше никак я не могу сказать о том великолепии. Я взял одну "дыньку" в руки и начал без лишних разговоров ласкать языком розовую площадь вокруг соска. Пальцы в это время мягко щекотали большой белый шар женской груди.

А Наташа запустила свои руки мне в волосы и поглаживала мою голову. Я украдкой бросил взгляд на её лицо: глаза были прикрыты, а на губах блуждала улыбка.

Я решил переходить к кардинальным действиям. Я стал нащупывать руками пуговицу её платья, силясь его расстегнуть.

Но Наташа решила обломать мне кайф. Она слегка оттолкнула меня и погрозила пальцем: "Но, но! Я на работе, а это классифицируется, как совращение малолетнего с использованием служебного положения. Если хочешь, на будущей неделе пойдём ко мне домой".

Вот так то! Я недовольно пробурчал: "Ещё посмотрим, кто кого совращает!" и стал неторопливо собираться домой.

Прошла неделя. Наконец-то понедельник и я снова увижу Наташу. Мы как всегда отправились после уроков на третий этаж и по звонку зашли в класс.

Сегодня Наташа была одета довольно откровенно. Хоть на ней не было обычного платья с глубоким вырезом, под тем, что она надела чётко обозначалось: лифчика нет! Не удивлюсь, если и трусиков не окажется.

Когда мы входили в класс, она метнула на нас пустой взгляд, но заметив меня, оживилась и выпрямилась.

Сегодня мы опять изучали Нортон. Я сделал всё, что требовалось и подозвал учительницу к себе. Она подошла и низко наклонилась к монитору, при этом слегка налегла на меня своими прелестными грудями и прошептала: "Сегодня, после уроков идём ко мне домой!". Я улыбнулся ей и кивнул головой. Казалось, никто ничего не заметил.

Я еле высидел до конца урока. После того, как прозвенел звонок, я с облегчением вздохнул. Все стали собираться по домам, я тоже начал было, но только медленно. И вот все вышли. Ура! Сейчас начнётся нечто:

Наташа проследила, чтобы вышли все, подошла ко мне, положила руки на плечи, чмокнула меня в щёку и сказала: "Ну, Сережа, пойдём!"

Мы вмести вышли из школы и направились к Наташе домой.