Франциск I

Внимание! Этот рассказ не проходил проверку.
6 676 просмотров
Автор: pijammer
Секс группа: Эротика
1  [2]

Семейство Турнел недавно переехало в замок на юге Парижа. Глава семейства – Антуан Турнел получил место на службе у Франциска I при дворцовой канцелярии. Сорокалетний, подтянутый, он обладал каким-то особым мужским обаянием. В молодости он прославился хорошим воякой, чем и выбился из младшего офицерья в дворцовые чиновники.

Жена его Вероника была моложе мужа и обладала апетитными формами. Она быстро начала вести светский образ жизни. Имея ангельскую внешность она быстро попала в окружение короля. Открывшаяся перед Вероникой придворная жизнь просто обвороживала. То о чем она в детстве читала в книгах, то о чем она мечтала в юнности наконец-то настигло ее.
Семья переехала в Париж из небольшого городка Медон, где они, практически не покидая дома, вели тихую размеренную жизнь. Дети – пятнадцатилетняя дочь Жаклин и восемнадцатилетний Жан – не очень-то обрадовались переезду. И на то у каждого были свои причины.

Часть 1. Жан

По переезду Жан сразу заскучал по Медону. В Медоне их семья была одна из самых знатных. Жан был популярен и это понятно – красив, строен, богат. Ничего не стоило ему соблазнить любую: от простолюдинки до аристократки. Но он предпочитал крестьянок – хохотушек с большой грудью. В свободное от обучения время он проводил вне замка – либо на пирушках с приятилями, либо объезжал на коне окрестные деревни в поисках новых девушек. Любовь к деревенским девушкам появилась у него в 13 лет. Тогда присматривать за ним и за сестренкой наняли служанку. Жану она сразу понравилась. Но все попытки его попытки ухаживать за ней она превращала в шутку. Однажды, когда она уложила его и сестренку спать, и ушла, он решил прокрасться в ее комнату и признаться ей в любви. Подождав, пока сестренка уснет, он вышел из комнаты. Но подойдя к ее двери он услышал какой-то шорох. Из дверных щелей был виден свет свечи. Значит она не спит, решил он и заглянул в замочную скважину. В комнате он увидел странное зрелиже – его отец и служанка были голые на кровати – он лежал на спине, а она, стоя на четвереньках у него в ногах облизывала его член. Член стоял кверху и она то лизала его, то запускала глубоко в рот, поглядывая на лицо хозяина.

Отец тихо стонал закатив глаза. Иногда он приговаривал "Да... Вот тааак.." и нажимал ей рукой за затылок, проталкивая член глубже. Служанка казалось была только рада этому и продолжала сосать, левой рукой поглаживая его яички. В это время правая рука быстро мелькала у нее мужду ног. Жан приподнял длинную пижамную рубахи и взял свой член в руку. Он уже давно был возбужден и очень хотел сделать себе прятно. Рука быстро забегала по члену. В это время девушка в комнате перестала сосать, она приподнялась и начала садиться на член. Антуан взял ее за попку и начал насаживать на себя. Девушка слегка откинулась назад и подпрыгивала, как будто скачет на коне. Ее грудь вздрагивая, подлетала вверх. Жан рукой взял себя за попку, представляя, что он гдадит служанку.

Антуан положил девушке в рот указательный палец и, когда она его хорошенько облизала, вставил его девушке в зад, не переставая нанизывать ее на свой член. Девушка начала сладострастно стонать при каждом приземлении на член. Стон ее становился все громче. Гладя свою попку, Жан наткнулся на сфинктер. Прикосновение вызвало прятное чувство и он начал расстягивать свою дырочку, продолжая дрочить. Пара за дверью от рыси медленно приближалась к алюру. Антуан вдруг начал хрипеть, и медленными но сильными ударами кончать в служанку. Жан засунул палец поглубже, и не успев сделать им несколько фрикций у себя в попке, кончил, забрызгав дверь. За дверью, уставшая девушка лежала на груди его отца и что-то тихо ему говорила, улыбаясь. Отец тоже улыбнулся, встал и начал одеваться. Жан вытер дверь своей ночной рубахой и поплел к себе в кровать, раздумывая сказать маме о том, что он видел или нет.
Встав утром он понял, что то, что он подглядел, может ему очень помочь. Служанке неплохо платили и она дорожила этой работой. Что ж, посмотрим насколька она ей дорога. Как только девушка пришла их будить, он отправил сестренку завтракать, а сам сказал служанке, что им нужно поговорить. Он рассказал ей, что он вчера видел и пригрозил, что расскажет матери все, если она не выполнит его условия. Девушка сразу догадалась, что он хочет от нее и согласилась, правда для приличия сделала грустное лицо. Вести распутную жизнь входило в моду, к тому же она не стала рассказывать мальчику, что отец нашел ее, работающей в небольшом борделе. Она давно хотела пожить "с шиком" и сразу согласилась на роль няньки и шлюхи в большом замке. Видя, что она согласна, мальчик очень обрадовался, и тут же спустил штаны, сказав делать все в точном порядке как было вчера с отцом.

С этого дня жизнь Жана была как в раю. Он имел ее там где только позволяла его юношеская фантазия. Гланое – что бы не видели родители. Его любимое занятие было подобраться к ней сзади, когда она читала его сестренке или купала ее. Задрав платье и спустив белье, он погружался в ее гостеприимное влагалище, а что бы сестренка не заметила ничего, он делал вид, что завязывает девушке косы или затягивает корсет. Но больше всего он любил утренний минет, она приходила по утрам, вела сестренку кушать, и возвращалась, будя его минетом. Он научил ее в процессе совать ему палец в попку, и нежно гладить попку, пока он насаживает ее голову на себя. Однажды, это было четырнадцатый день рождения Жана, родители решили поздравить сына и видя, что в столовой только дочь, поднялись в спальню. Там-то они и застали сына, сидящего на груди служанки и ебущего ее в рот, пока она сует ему пальцы в попку. (За это время попка растянулась и мальчику стало мало одного пальца). Девушку быстро уволили. И наняли на ее место старуху.

Часть 2. Жаклин

Жаклин вела замкнутую жизнь. С 12 лет большую часть времени она проводила в библиотеке, за любовными романами. Однажды она заметила что читая лювоные сцены у нее приятно влажнеет между ног. Она погладила себя там и ее обдало током наслаждения. Она медленно открывала свою чувственнсть – сначала она просто гладила себя, потом, она начала вводить себе туда пальчик и гладить грудь. Потом она начала совать себе туда все продолговатые предметы, которые только находила – свечи, огурцы и тд.

Обычно позавтракав она поднималась в библиотеку, садилась за письменый стол и открывала книгу. Как только в книге начиналась любовная сцена, она стягивала трусы, раздвигала ноги и задирала их на стол, и начинала гладить себя. Медленно распаляясь, она оголяла грудь и начинала тереть соски. Потом смачивала слюной заранее заготовленную "игрушку", вводила ее в себя и начинала дрочить себя, громко охая. Хорошо что библиотека – самая удаленная комната и ее никто не слышал.

Кончала она гроко, глубоко погружая игрушку себе в киску. Потом она облизовала ее и откладывала на полку за книги. У нее был целый набор "членов" разного калибра – под любое настроение. Как-то отец приехал с работы пораньше – ему нужен был какой-то документ. Он поднялся в библиотеку, где и застал стонущую от наслаждения дочь. Девочка не заметила как вошел отец и продолжала, закатывая глаза, вбивать в себя "членозаменитель". Сначала он подумал, что ей плохо – у нее припадок, но потом по характерным стонам и движениям таза он догадался что его дочь маструбирует. Антуан стоял как вкопанный не зная что делать. Потом он решил прекратить это. Ведь девочке всего 13! Он пошел к ней, и вдруг почувствовал возбуждение. Не может быть – подумал он и, опустив взгляд, увидел ростущий бугор у себя в штанах. Когда он подошел к ней сбоку у него уже явно стоял. Девочка в это время, дроча свою киску свечкой, облизывала другую свечку во рту, пытаясь просунуть ее глубже в горло.

Антуан подошел к ней вплотную и уже хотел ударить ее, но увидя эту картину сблизи – остановился: его дочь закинув подол совала себе в пизду свечку, а второй рукой держала вторую свечку, которую сладострастно облизывала, закатив глаза. Прошло уже два года с тех пор, как уволили его любовницу и он соскучился по хорошей пизде. А жена... Он воспринимал ее скорее как друга, чем как любовницу. Нет, у него конечно бывали вылазки в бордели, но очень редко и обычно в таком пьяном виде, что после он ничего не помнил. А тут текущая маленькая шлюшка с раскинутыми ногами... Пока Антуан думал, Жаклин заметила его сама. Точнее – она заметила не его, а его член. Обернувшись она увидела рядом распухшую ширинку и без раздумий выбросила свечку изо рта, расстегнула эту ширину и пустила себе в рот член. Настоящий большой мужской член. Длинный горячий гриб со скользкой головкой. Папочка даже не успел отреогировать на это. Девочкай неплохо натренировалась со свечкой – она вгоняла его член глубоко в горло. Антуан недолго смог сдерживаться. Его дочь с красивой голой грудью, двигающейся свечкой в молодой киске и его членом – членом своего папочки во рту... От такого вида он начал кончать. Он схватил ее за голову и кончил ей глубоко в горло. Жаклин начала облизывать его, слизывая остатки спермы. Кончать она как будто и не собиралась.

Антуан приподнял ее и посадил на стол. "Это ты, папочка..." тихо не то спросила не то сказала она и поставила ноги на подлокотики кресла. Он вытащил из нее свечку, облизал ее и выбросил. После чего раздвинул ее губки и медленно вставил снова стоящий член. Она положила его руку себе на грудь и опустила голову ему на плечо. Папа погладил ее соски и приступил к фрикциям. Дочка, не привыкнув к такой ширине сначала сильно ойкала от боли, но боль медленно перерастала в удовольствие и она сказав, "трахни хорошенько свою шлюшку", сама начала подмахивать своему папочке.

Антуан схватил ее за ляжки и тремя ударами вбил в нее свою сперму под громкий продолжительный стон своей тринадцатилетней дочки.

"Спасибо, папа" прошептала девочка ему на ухо.

Часть 3. Антуан

Даже находясь в связи с дочерью, Антуан никак не мог забыть той картины – ходящую взад и вперед попку сына которую трахают пальцы служанки. Зачем парню понадобилось, что бы девушка засовывала ему пальцы в задницу? Неужели ему это было приятно? Жан казался нормальным молодым человеком – в свои 17 лет он перетрахал всю прислугу и уже взялся за соседскую.