Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Великая Учительница из Страны Любви

136 просмотров • пожаловаться
Автор: Евгений Кедров
Секс группа: Случай, Измена, Ваши рассказы
[1]  2  [3]

Н. А., назвав меня ласково Мишкой, предложила вымыть руки и пройти на кухню, снова не желая слушать никакие мои возражения. Я повиновался учительнице, вымыл руки и прошел на маленькую аккуратную кухоньку, усевшись на табуретку. Достопримечательностью той кухни был навесной холодильник прибалтийского производства Снайге, каких я до этой квартиры не видел нигде. Н. А. ополоснула руки, включила газовую горелку под чайником и, сказав мне: «Миш, подожди, пожалуйста, вода нагреется, я напою тебя чаем цейлонским с лимоном, сама тоже выпью, пирожные заварные купила... я пока переоденусь...». Я улыбнулся в ответ, что-то промямлил, кажется, сгорая от несусветного желания... Мой член рвался из оков, встав в брюках во весь свой рост и объем. Я подумал, что не мешает сходить в туалет пописать, пока Н. А. переодевается. Подошел к двери совмещенного санузла, потянулся рукой к выключателю, бросив случайный взгляд на висевшее прямо по ходу на стене прихожей у входа в зал овальное зеркало и чуть не обомлел от увиденного... В том зеркале отражалась добрая половина зала, вдали у окна, боком/спиной ко мне, перед открытым платяным шкафом стояла Н. А. в одних белых трусиках и лифе, держа в одной руке одежные плечики, а другой надевая на них свою снятую одежду. Я, как завороженный, застыл на месте, боясь пошевелиться, упился взглядом в отражение в зеркале и, затаив дыхание, следил за происходящим в зале... Н. А. повесила на свое место одну вешалку с одеждой и достала свой красный байховый халат, сняла его с вешалки, бросила на кресло, стоящее рядом, и повесила пустую вешалку в шкаф... Я с вожделением смотрел на стройную фигуру этой зрелой женщины, на красивые пропорции, красивые ноги, попу в белых трусиках, спину, еще хранившую прошлогодний загар, округлые плечи и грудь в бюстгальтере второго-третьего (как сейчас я уже понимаю) размера... Все это действо длилось, наверное, пару минут, а сколько подарило эмоций и сексуальных переживаний мне, молодому, неопытному в вопросах секса, юноше... Далее Н. А., вдруг, закинула руки за спину, расстегнула крючочки на бюстгальтере и одним движением сбросила его в то же самое кресло. Моему взору открылась ее прекрасная и красивейшая, роскошная грудь, заколыхавшаяся, упав из объятий лифа... Н. А. потянулась за халатом, а я, чтобы не спалиться, на цыпочках пятясь, вернулся в кухню на свою табуретку.

Вошла Н. А., улыбаясь мне, взялась за чашки, приготавливая чаепитие, вода в чайнике уже закипала... я попросил разрешения сходить в туалет (наконец-то), пребывая в прекрасном шоке от увиденного. Не считая моих дошкольных семейных походов в свою баню в селе у дедушки и бабушки, с женщинами, что было уже давно и редких подсмотров за женским полом мельком в каких-то житейских ситуациях, такое я наблюдал впервые в своей уже достаточно взрослой (как всем юношам кажется) жизни. Вошел в туалет, закрыл дверь, расстегнул молнию на штанах и понял, что не так-то и просто мне будет отлить со стоячим несгибаемым членом. Кажется это была первая такая ситуация в жизни. Мне пришлось немного присесть, наклониться параллельно унитазу над ним, чтобы струя не пошла выше, рукой изо всех сил наклоняя свой 17-сантиметровый (как каждый мужчина я конечно же давно измерил свою мужскую гордость) член вниз... Изловчившись, я сделал свое дело, оставшись довольным своей изобретательностью, да и член после этой процедуры, к моей радости, ослаб. Помыв и вытерев полотенцем руки, я вышел и прошел на кухню, где Н. А. уже все приготовила для чаепития и сидела за столом спиной к печке... от нее исходил запах разгоряченного быстрой ходьбой женского теплого тела, пахнущего такими всеми женскими замечательными флюидами и соками, наполнявший всю кухню, проходящий сквозь ее застегнутый на все пуговицы халат. Я почувствовал, что мой боец вновь на страже в полной боевой готовности. Проходя за спиной у Н. А. по пути к своему месту у окошка, я наклонился над ее головой, как мне показалось незаметно, вдохнул запах волос Н. А. и как чумной от нахлынувших на меня чувств, уселся за стол. Н. А. посмотрела на меня с улыбкой, отпила глоток чая из своей чашки, попутно пододвинув ко мне мою чашку с душистым свежезаваренным чаем с лимоном, тарелочку с заварными пирожными. Мы пили чай и смотрели друг на друга. Я вожделенно и обожаемо, а она на меня по-матерински ласково, я чувствовал, что Н. А. мне сильно симпатизирует, может я ей как-то нравился, может, напоминал сына, служившего в тот момент в Армии... Не помня себя от любви и испытываемых мною чувств, я взял ее правую руку в свои руки, прижался к ней губами и выпалил: «Я Вас люблю, Надежда Александровна». Н. А. ничуть не удивившись, продолжала улыбаться, не убирая свою руку, смотрела на меня с материнской нежностью... Наверное, она, многоопытная женщина-педагог, давно уже поняла, что я испытываю по отношению к ней, понимая меня и с уважением относясь к моим юношеским порывам, моему первому светлому чувству любви.

– Я это чувствую, Мишка, по тебе заметно, даже муж пошутил по этому поводу после 8-го марта, сделав комплимент, что я в прекрасной форме, раз в меня мальчики влюбляются. Ты очень хороший мальчик. У тебя есть девушка, Миша?

– Нет и еще не было, бывает нравится кто-нибудь, но не хватает смелости подойти познакомиться, да и времени нет свободного за работой и спортом.

– Ну, ничего, Мишка, поступишь в институт, там обязательно выберешь себе девушку, вся жизнь еще впереди. Парень ты видный, добродушный, характер отличный, еще девчонки за тобой убиваться будут, посмотришь.

С этими словами Н. А. встала из-за стола, взяла чашки, тарелку и поставила их в мойку, открыла кран и принялась мыть посуду. Я подошел к Н. А. сзади и стоял не решаясь что-то сказать или сделать... Н. А. почувствовала меня за своей спиной, обернулась и улыбнулась мне, снова отвернувшись и продолжив мытье посуды... Ничего не соображая, весь в плену своих чувств и эмоций, я мягко обхватил Н. А. за талию, прижался к ней и с наслаждением стал дышать запахом ее волос и тела... Н. А. сказала лишь, продолжая мыть чашки, ложки, тарелочку после пирожных, негромко, мягко, но где-то требовательно: «Мишка, не нужно, я тебе в мамы гожусь. Перестань. Не надо.». Я слушал ее слова, возбуждаясь все больше от тепла ее тела, голоса, запаха, пока, вообще перестал соображать и контролировать себя... Я залез левой рукой ей в халат в проем между пуговицами и взял в ладонь ее грудь, свободно стоящую под халатом. Я впервые трогал, ласкал, держал в своей ладони грудь женщины, как же это было феерично по новизне испытываемых мною ощущений, невозможно описать охватившего меня чувства счастья, накрывшего меня... Н. А. только тут прекратила свое занятие и повернулась ко мне, оставив включенным кран с горячей водой...

Не давая ей ничего сказать я прижался к ней телом и губами к ее губам, став неумело, так как впервые в жизни, целовать эту женщину. Она не сопротивлялась моему нежному и страстному напору, раскрыв губы и приняв участие в процессе целования, сначала едва-едва, а затем самое полное, языком заходя в мой рот и заигрывая там с моим языком... Это было непередаваемо, это было фантастично... Я, продолжая целоваться, расстегнул несколько верхних пуговиц ее халата и распахнул его, открыв перед собой эту всепоглощающую женскую красу. Боясь, что в любую секунду Н. А. может прекратить то, что уже и так перешло все дозволенные границы, я стал жадно целовать грудь, розовые небольшие соски, поглаживая руками ее горячее уже тело, а она молчала и нежно целовала мою голову склоненную над ее грудью. Вконец обнаглев, я аккуратно просунул ладони между ее телом и трусиками, и мои ладони оказались на ее мягкой, но достаточно упругой еще попе, немного ее помяв, погладив, я двумя руками сделал не резкое, но поступательное движение вниз, куда вместе с моими руками сползли и белые трусики Н. А. Я опустился на колени, проходя губами от груди по телу, животу к лобку и губам... Я стоял на коленях, прямо перед моим лицом были лобок с подстриженным ножницами черноволосяным газончиком в 1см высоты и слегка приоткрытые снизу большие сочные розовые губы Н. А., с также подстриженными ножницами волосами (тогда еще не было повально в моде, как теперь полностью выбривать волосяной покров в интимных местах). От губ и вагины Н. А. шел сногсшибательный по аромату и его красивой насыщенности запах Женщины!!! Этот запах незабываем, я до сей поры его с наслаждением вспоминаю. Держась руками за ее ягодицы, стоя перед ней на коленях, я внедрился языком в расщелину, сердце выскакивало из моей груди, на моей голове я чувствовал руки Н. А., которая упиралась в мою голову двумя руками, выгибаясь немного назад, давая дальше войти моему языку в ее глубины... Я стащил полностью трусики с ее ног, она подняла одну ногу, дав их снять с ноги, и поставила ногу на маленькую скамеечку, чтобы было мне сподручнее делать ей приятное... Я шарился по губам и сочному лону, нежно, страстно и любовно лаская, лаская и лаская все на пути, особенно бутончик у верхнего свода влагалища... Н. А. первый раз тихонечко ойкнула, потом стала тихо постанывать.... Так продолжалось минут десять-пятнадцать, когда она руками, взяв меня за уши, подала мне команду встать... Я поднялся, мы вновь целовались, я полностью одетый с торчащим в штанах столбом и она без трусов в распахнутом халате... Она, целуясь, расстегнула молнию на моих штанах, скинула их на пол вместе с трусами... я вышел из них одной ногой, мой боевой друг, обретя свободу задрал гордо вверх голову, звеня от напряжения и распираемой его страсти и желания...

Н. А. со словами: «Ой, Мишка, наберусь греха с тобой, мой мальчик», поцеловала меня в нос, опустилась на колени, взяв в руку моего красавца, поцеловала его, оголила полностью головку, обвила губами и принялась наплывать на него плавными движениями... Я стоял, обалдевший от счастья, впервые переживая такие восхитительные ощущения, не идущие ни в какое сравнение с моим мальчишеским опытом самоудовлетворения, имеющегося у всех подростков. Н. А. встала с колен, вновь поцеловала меня в губы, потащила за руку мягко к дивану, сняла и бросила на него свой халат, а потом развела широко ноги, встала попой ко мне, наклонившись, упершись лбом в свои ладони... Я по неопытности сделал пару неловких безрезультатных попыток войти «с разбегу», после чего, Н. А., протянула между своих ног руку, взяла рукой мой член и завела его в свою вагину, полную соков и желаний, сладкую и горячую...