Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

ПОЕЗДКА В ПАРАДАЙЗ Ч 1

511 просмотров • пожаловаться
Автор: GODDES
Секс группа: Потеря девственности, Инцест, Эксклюзив
1  [2]

Посвящается молодому Кошакину – В. С.

Мартовские ветра уже несли неуловимый запах весны. С вокзала, сев на троллейбус, Буянов за двадцать минут доехал до центра города. Было уже пять вечера, когда он, выйдя на нужной остановке и покрутив головой, попытался вспомнить в какую сторону ему идти.

Спрашивать у прохожих было как-то неудобно, и поэтому, влившись в неторопливый поток прохожих, и тоже став частицей пестрой, галдящей, непонятно о чем массы людей, он поплыл в неизвестном направлении.

Отойдя ближе к домам от узкой дороги, он с интересом разглядывал витрины магазинов, обустроенных на первых этажах домов, тем более что старая часть города, как раз и была центром не очень крупного, и не очень маленького города их "губернии".

Большие стекла небольших магазинчиков призывно кричали разными яркими наклейками. В красные, оранжевые круги, самых разнообразных форм, были вписаны цифры " – 50, – 30" и возле них еще большим шрифтом были приклеены слова: "РаспродажА" и "СкидкА". Пройдя пару домов, Вованыч увидел первую витрину, в темно-фиолетовой глубине которой стояли манекены, одетые предлагаемым ассортиментом. "И чего они все такие худущие?" – задался он вопросом, на секунду остановившись возле одной из них. В правом углу, стоя в неестественной для нормального человека позе, пластиковая оглобля была выряжена в облегающее подсолнуховое платьице, которое еле-еле прикрывало ее длиннющие пластиковые ноги. Верх его, странным образом, как будто обрубленный топором, заканчивался на типовом бюсте манекена, который отрешенно смотрел, куда-то в сторону, своими стеклянными глазами.

"Хм, а вот тут совсем непорядок" – подумал Степанович, заметив как одна сторона платья, расположенная ближе к плакату, протянутому с потолка, съехала вниз, открывая половину конусообразной пластмассовой титьки.

"Видимо уже кто-то примерял, вот впопыхах, и натянули обратно" – невольно засмотревшись на суррогат бабских прелестей, подумал он. Вдруг, дверь магазина открылась, звеня непонятным колокольчиковым перезвоном, и из него вышел высокого роста пацан.

– Эй, парень! – окликнул он, молодого человека, с пластиковым пакетом, доверху набитым бутылками пива и фруктовой воды. – Не подскажешь где у вас тут "Айсберг", торговый центр главный?

Парень, пожал плечами, но все-таки остановившись, завертел головой, как флюгер на крыше их сторожки. – А.. кажется вам туда... – махнул он своей длинной ручищей в сторону спрашивающего. – Пройдете, пару перекрестков на этой улице и повернете направо, а там уже почти рядом он и будет.

– Спасибо – поблагодарил его Буянов, и посмотрел на макушки людей в череде, медленно текущей в нужном направлении.

– Мужик, а тебе пиво случаем не надо?

– Не, спасибо – отказался деревенский, уже почти не видя, как тот досадливо махнул рукой.

Пройдя по указанному местным долговязым жителем пути, он вышел к небольшой площади, посреди которой, как огромная ледяная глыба, возвышалась высоченная квадратура торгового центра. Вокруг нее были высажены аккуратные клумбочки, возле которых стояли чугунные в основе лавочки, с изогнутыми, как у старинных лодок, деревянными, отполированными боками. Перед входом в стеклянную "глыбу" была сделана небольшая площадка, вымощенная тротуарной плиткой, на которой резвилась ребятня. Народ в основном задерживался в этой зоне, и лишь некоторые, неспеша, ползли, как муравьи к главному входу.

"Ну, тут то точно уж должно быть" – раздраженно подумал он, выполняя главное задание в этой поездке: с женской точки зрения это пустяк – ну подумаешь, купить нижнее белье любимой супружнице к Международному дню, а вот для мужика – это был просто сущий ад.

Вход в "глыбу" показался ему еще необычней: огромные прозрачные плоскости, расходились в стороны сами по себе: ни ручек, ни железячных скоб, как на его сарае, там не было. Нерешительно, замерев перед ними, и убедившись, что на него никто не обращает внимание, он отважился и прошмыгнул во внутрь, следом за какой-то шумно галдящей семейной парой.

Внутри, народу было не много. Посреди "стеклянных джунглей" возвышался прозрачный цилиндр лифта, уходящего куда-то в небо, в воздухе стоял аромат выпечки, исходящий от пары кафешек, прямо у входа и небольшим, странным эхом слышались редкие голоса посетителей.

Решив, что "на небеса" ему еще рановато, Вован заприметил обычную лестницу, ведущую на второй ярус центра, и бочком посеменил к ней.

В чреве "Айсберга" один за одним, вытянувшись в одну ровную линию, стояли помещения торговых точек, гранича друг с другом лишь рекламными вывесками с индивидуальным названием, по большей части на непонятном ему английском языке. Задрав голову и пройдя с десяток метров, мужчина всматривался в каждый "аквариум", пытаясь отыскать нужный ему магазин: "О, ну наконец-то фартонуло" мелькнуло у него его стандартное выражение, когда над одним из входов, он увидел яркую надпись: "Парадайз – магазин женского белья и аксессуаров"

Уже немного освоившись, он, приосанившись, легко открыл стеклянные двери, через которые свободно могла пройти его уазистая "Буханочка".

Оглядывая помещение, у него зарябило перед глазами: на "П-образных" никелированных стойках висели пестрые, всех цветов радуги" тряпочки круглых и треугольных форм. С первого взгляда можно было подумать, что они все одинаковы, но подойдя ближе, оказывалось, что не все так просто устроено в этом "бабском раю": фантазия производителей этих изделий просто не имела границ.

Увидев нового посетителя, одна из продавщиц, как по команде циркового укротителя, подорвалась от стола, возле которого она, опершись одной коленкой о стул, о чем-то шушукалась со своей второй напарницей. Порхнув к нему, как сказочный персонаж из детского спектакля, она бесшумно оказалась возле застывшего в изумлении Буянова.

– Может вам помочь? Что предложить? – громко затараторила фигуристая девица, больше похожая на студентку института, чем на прожженного торгаша в их поселке, ну а с Зойкой в сельмаге их просто невозможно было сравнивать: земля и небо.

– Да, я просто пока, посмотрю... – стеснительно пробубнил мужчина, не зная как отвечать в таких случаях на улыбчивую с виду мордашку, тем более одетую, по меркам сельских жителей, весьма привлекательно, и даже вызывающе.

– Ну, смотрите, только аккуратно – белье у нас не из дешевых... – ответила она уже чуток заносчиво, и ее былая улыбочка мгновенно сменилась ухмылочкой. Крутанувшись возле него, еле прикрытым юбкой задком, та отошла к соседнему ряду, и начала не спеша поправлять вешалки с товаром.

"Блин цвет то я знаю, красный, а вот размер черт бы его побрал!" – назойливыми мухами завертелись у него мысли в голове, и он стал, с не присущей ему уверенностью, снимать с еле заметных крючков, доселе невиданные им кружавчики.

"Вот мужику в сто раз проще – одел трусы, майку или тельняшку и все! Сразу на человека похож. А тут как на Венере: с рюшечками, без рюшечек, с бантиками, без бантиков – рехнуться можно"!

Дойдя до края, очередного ряда, Вован в задумчивости остановился возле понравившегося ему комплекта: атласный, темно-алый бюстгальтер был комбинированным, половинки чашечек внизу были изогнуто непрозрачными, а верхние были сделаны из тонкого гипюра, и были по цвету и по форме – немножко нежнее.

Трусики тоже удивляли нестандартной оригинальностью: по их бокам были не очень широкие вставки из того же гипюра, а спереди, эта прозрачность уже была виде небольшого цветка лотоса и доходила чуть ли не до самого края. Пытаясь сложить этот не решаемый ребус у себя в воображении, Степаныч, чуть не уронил всё из рук, когда услышал за своим плечом тихий, приятный голос:

– Думаю, что эта красота кому то понравится.

Испуганно, повернув в сторону голоса голову, мужчина увидел перед собой женщину лет тридцати пяти, по внешнему виду которой сразу можно было понять – это Владелица здешнего заведения.

Высокая блондинка, с современной прической, сделанной, наверное, в самых лучших домах "Ландона и Парыжу", смело прикоснулась к его плечу и вкрадчиво продолжила:

– Размерчик, я думаю, тоже подойдет...

– Вы думаете? – спросил Буянов, чувствуя, что сморозил какую-то глупость.

– Я уверена. Ведь хозяйка магазина должна знать многие тонкости, вы согласны?

Последние два слова, отозвались приятным эхом у него в брюках, которые накануне были идеально выглажены утюжком его дражайшей супругой – Люсей.

– Согласен... – машинально согласился Степаныч с ней, теребя в руках руч.
Ки холщовой сумки и почему-то уставившись взглядом на ее шикарнейший вырез декольте, в котором вкусной, сдобной мякотью лежали два ее внушительных сокровища.

– Но для верности, может скажете: "дешичка или ешечка?"

Буянов исказив лицо в мучительной гримасе, и пытаясь понять, на каком языке она с ним говорит, вдруг вспомнил, что у него во внутреннем кармане легкой куртки была заветная шпаргалка.

– Вот.. – радуясь своей сообразительности, он через секунду достал сложенный вчетверо тетрадный листок из дочкиной тетрадки и торжественно протянул своей спасительнице.

Развернув протянутую бумажку, женщина хитро вскинула бровки, и, продолжая улыбаться покупателю, изрекла:

– А у вас неплохой вкус... Пойдемте, такие размеры у нас вот здесь...

Идя у нее на поводу, Буянов теперь имел возможность оценить всю красоту владелицы сзади: а там было на что посмотреть – в темно серой юбке, с тонким бисером и мелкими блестяшками, лениво перекатывались обалдейнешие половинки ее упругого зада – для ее узкой талии и ладной фигуры, они были просто идеальными.

Зайдя за другую сторону стойки, она резко остановилась и безошибочно нашла указанный в шпаргалке размер XL, отчего мужчина чуть не уперся ей носом в затылок.

– Ой, простите... ради Бога... – признаваясь в своей неуклюжести, и отходя от нее на безопасное расстояние, пробубнил он.