Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

В семейном сексе нет оскомины

496 просмотров • пожаловаться
Автор: july22
Секс группа: Инцест
1  [2]  [3]

Весеннее, майское утро обещало сегодня быть теплым и ласковым. Я проснулась и тут же все стало на свои места, мы с папой у его друга, а мама у своей подруги – одноклассницы. Родители были приглашены на юбилей. Когда мы отпраздновали День рождение папиного сослуживца, мамина подруга пригласила ее к себе, папин друг пригласил к себе и такое чувство было, хоть разорвись и поэтому я, так как мне было от папиного друга близко до универа, я и поехала с папой до его друга ночевать.

В квартире уже мы были одни, так как хозяева уже укатили на работу, а я сходила умылась, и пошла на кухню приготовить нам завтрак. В это время я услышала, как папа прошлепал в туалет, потом в ванную и тут я вспомнила, что в этой же квартире мы с папой не раз трахались и в кухне, и в зале, в спальне, и конечно же в ванной. И я отчетливо вспомнила, как папа меня трахал в этой ванной. Я вдруг машинально, импульсивно что ли, решила проявить инициативу, потому что уже внизу животика приятно запульсировало, до того, что хотелось закрыть глаза. Четко представляя действия своей инициативы, и зная, что папе, как и многим мужчинам нравится женская инициатива в сексе, а тут особенный случай – родная дочь, я, приготовив бутерброды, пошла в ванную, и когда открыла дверь, развязав поясок халатика, скинула его на пол, оставшись в белоснежных лифчике и трусиках… Папа посмотрел на меня, а глаза уже полные неги, видно, что не ожидал.

– Мы успеем? – спросил папа, помогая лямочкам лифчика соскользнуть с моих плеч.

– Успеем, пап! – я уже переступила через трусики.

– А то вдруг мама сейчас приедет с Олей… – и папа стал нежно ласкать груди. Ну а они конечно же ответила на ласку твердостью сосков.

– Успеем, пап! – повторила я и приблизила губы. Стали страстно целоваться, взаимно сося языки. А рука моя сама потянулась к члену, и тут же папа, взяв мою ладонь направил…. О !… Он уже у папы вовсю стоял, в моем кулачке приятно дергался.

– Я так вчера хотел тебя! – шептал мне папа, – Но постоянно кто то мешал. Я прижалась к телу папы, а он уже пальцем ласкал мокрую щелочку прелести, круговыми движениями ласкал клитор и снова мокрую щелочку. А мое тело уже тряслось, ноги уже не держали, каждая частичка моего тела жаждала наслаждения и от кого,…. от родного папочки! Папа пальцем надавил не сильно на клитор, что вызвало у меня стон наслаждения. Моё прерывистое дыхание стало более учащенным и шумным, а волны наслаждения всё сильнее накатывали на меня, заставляя все тело непроизвольно вздрагивать, и когда папа чуть сильнее стиснул грудь, и сжал сосок, лёгкий стон непроизвольно вырвался из меня, выдав моё сильное возбуждение. Папа страстнее стал меня ласкать, всё сильнее и сильнее тиская грудь, уже причиняя мне этим небольшой дискомфорт, и потирая клитор. Я дрожала всем телом, моё дыхание утяжелилось, а мои постанывания в ответ на ласки отца сводили с ума его. Мы уже почти ничего не понимали в происходящем от охватившей нас страсти и мысли о совокуплении почти полностью овладели нашими сознаниями. Каждая частичка моего тела взывала к этому. Меня уже безумно заводило то, что все это сейчас происходит со мной и с папой. Я всё сильнее и сильнее хотела нашего секса и плевать на всё остальное, как всегда в таких случаях.

Моя ладошка сдавила член, он ответил подергиванием, папа простонал и тут папа, опустившись ниже, начал осыпать внутреннюю часть бедер поцелуями, он так смотрел на мою аккуратненькую прелесть – киску с розовыми, немного раскрытыми, малыми губами, немного выглядывавшими между большими, так у меня всегда они выглядывают, когда я возбуждена. А так, у меня просто щелочка. И папа мне всегда говорил, что у меня даже прелесть – киска до самого конца остается загадкой. Только если когда раздвинешь щелочку и не начнешь рассматривать твою прелесть – киску. Папа начал страстно лизать мою прелесть – киску, одновременно разрабатывая её, а я всё это время стонала. После такого пятиминутного блаженства он встал, а я, чуть отдышавшись, спустилась к его члену и,… обнажив багрово – красную головочку члена, обхватив головку губами, я начала его облизывать и играть с ним язычком, а потом полностью взяла в рот и начала сосать. Продолжалось это недолго. Вскоре он взял меня, поднял и на руках потащил спальню хозяев. Лёг рядом и с новой силой принялся сводить меня с ума, лаская каждую клеточку тела, тиская грудь и потягивая соски, гладя клитор языком. Я, как можно широко раздвинула ноги и согнула их в коленях, тем самым открывая папе свою истекающую соками писечку. Папа прям страстно припал к мокрой писечке, стал нежно посасывать клитор, теребить его языком и снова посасывать. От прокатившейся волны наслаждения моё тело непроизвольно дернулось навстречу губам папы, сильнее прижимаясь к ним клитором. Мне хотелось, чтобы он не останавливался, продолжал, продолжал и продолжал ласкать меня до бесконечности. Боже! Я кончала !…

Папа оторвался от прелести – киски. Щеки его были мокрые.

Я с трудом открыла томные глаза, его слова не сразу дошли до моего сознания.

– Хочу тебя доча! Хочу тебя родненькая моя!

– Да, пап, дааа !… Ты хочешь меня, и я хочу тебя. Так давай же, делай меня, пап, делай !…

– Хорошо, Июленька, хорошо доча !… – и папа вновь принялся за ласки, вырывая из моей груди стоны и вскрики. Я прям чувствовала, как из влагалища так и текли соки моей прелести – киски – писечки – писи… Он оторвался от меня и пододвинулся к моему лицу, ая уже открыла рот, так как головка члена начала входить в мой рот, а я губами сделала так, как будто член входил в писечку. Головочка уперлась в нёбо. Я принялась сосать член, стараясь заглотать как можно глубже, давясь и кашляя, выпуская иногда его изо рта, но тут же захватывая губами и засасывая обратно вместе со своими слюнями. И тут папа опустился. Взял ногу за ступню, и я поняла,… сама закинула ему на плечи. Руками папа прижал мои запястья к кровати, закрыв мой рот страстным поцелуем, он так всегда меня трахал, и,… Ооо! Папа медленно вошел в меня! Я чуть приподняла таз навстречу члену папы, подмахивая, чем и себе доставляла наслаждение. Чувствовала, как член папы, его толстая головочка раздвигая мокрые стеночки влагалища доставляли неописуемое наслаждение. Все там хлюпало от обилия сока писечки. Раньше этот звук я стыдилась, а сейчас этот звук доставлял дополнительную изюминку в общем кайфе секса. Уух, как я задергалась под папой, который стал прям все быстрее и быстрее «работать»… И когда папа трахал, меня или маму, он всегда спрашивал, хоть и видно было, что очень хорошо!…

– Как доченька, хорошо? – спросил папа, смотря на меня и я тоже в это время отвечала папе, смотря на него, зная, что его это заводит. Это я уж знала от мамы.

– Да, пап, хорошо! – отвечала я, – Хорошо, пап… Делай, делай меня! Делай свою дочку! Делай свою Июльку – Вишенку!… – и я смотрела на папу, подмахивая попочкой навстречу движениям папы. А он ласкал груди, мы целовались, и когда я начинала, уже в темпе подмахивать папиным ускоренным движениям, я начинала думать, что вот сейчас меня трахает мой родной папа, от этого я заводилась кайфом ещё больше, еще сильнее, еще сладострастнее. Папа остановился и я уже знала, что сейчас папа попросит, как всегда, как и с мамой….

– Укуси!… – и я сжимала мышцами влагалища член, и на каждое сжатие, член отвечал подергиванием. Папа аж стонал от этого. Но и с другой стороны, папа в это время и, типа, отдыхал. Вот и сейчас:

– Доча, укуси?! – и я сжала член, а он дернулся. Я опять сжала, царапая ноготками спину папы…

– Еще, доча!….. Ооо!…. Даа!… – Вот как пригодились твои занятия гимнастикой, – простонал папа… Так мы лежали некоторое время. И папа снова задвигался, принося новое необычное наслаждение. Я же только стонала и извивалась под ним, вскрикивая от пронзающих моё тело наслаждения. Вскоре движения ускорились и я зашлась в крике, испытывая божественный оргазм, совершенно не контролируя свои стоны, и не боясь, что в соседней квартире вдруг не все на работе. Всё моё тело было одной сплошной точкой наслаждения. И тут задрожал папа ускоряя темп и спрашивая меня:

– В тебя же можно? В тебя же можно, дочаааа!

– Да, пап, даааа!….. и в глубине меня будто разразился фонтан горячие, пряные струи спермы заполнили всё внутри до краев, затопили влагалище и матку. Мы оба тряслись судорогами. Папа медленно вытащил член из моей киски, сперма потекла на полотенечко. С трудом дыша, он завалился на кровать рядом со мной.

– Это было супер, папа! – я только еле улыбнулась усталой улыбкой и поцеловала папу…

– Тебе точно можно кончать в писечку?

– Да, пап, еще и завтра можно будет!

– Это хорошо!…

Так мы немало просто лежали без движений, переводя дыхание и вспоминая происшедшее. Об этом мы уже знали, потому что как то папа меня спросил, после нашего бурного и страстного секса, что о чем я сейчас думаю, и я тогда ответила, что вспоминаю происшедшее и папа сказал, что тоже. Мы тогда еще посмеялись.

Я прилегла на грудь папы, положив свою голову и обнимая папу, сказала:

– Классно, когда есть выходные, когда есть праздники, да?…

– А мы с тобой так классно успели. Что то мамы нет и не звонит.

– А может они еще спят… – и я опустила руку и взяла член в кулачок. Стала его сжимать, и обнажила головочку.

– Ты хочешь? – спросил папа.

– Да… – ответила я. – Я ж у тебя "сиповочка" !…

– О, да! Я понял доча! Ты хочешь рачком, да?

– Да, ты угадал! Прям все знаешь!…

– А может в попочку? Мы давно уже ее не эксплуатировали…

– Давай в попку! – согласилась я и наклонившись, взяла в рот член, уже наполовину твердый. стала сосать, стараясь во всю. Начав сначала лизать ствол от начала до конца, я обхватила его у основания и, насколько это было возможно, взяла в рот и продолжила ласкать член уже с помощью губ. Тихо постанывая, с закрытыми глазами, папа запустил свои пальцы в мои волосы и ухватив за голову, начал сам то вводить, то выводить, задавая темп. Когда член оказывался вне рта, я быстро облизывала головку, прежде чем вновь проглотить ее…