Два желания
1  [2]  [3]  [4]

«Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри» З. Фрейд.


Я хочу рассказать вам свою историю. Вы только не Фууу! – кайте, а просто выслушайте.

Меня зовут Катя. Я живу в городе с папой и мамой. Мне двадцать два годика. Я учусь в… аа, впрочем, неважно, где я учусь.

Папа с мамой собрались по турпутёвке на Кипр. Аж на две недели, а на меня у них, как всегда, не хватило денег. Вот.

И они, чтобы я не скучала в городской квартире одна, а больше, чтобы я была под присмотром, отправили меня к родственникам в деревню. В деревне у мамы живёт старший брат, дядя Паша, с тётей Надей, своей женой и с сыном Антохой, моим, значит, кузеном.

Деревня, конечно, не Кипр, но, всяко разно, лучше, чем в пыльном и душном городе.

Меня посадили на автобус, предварительно всю облапав (ну, в смысле, что папа и мама крепко пообнимали), измусолив мои щёки мокрыми губами и, окропив слезою (это, конечно, мама!). Они махали мне руками, а я уже мысленно была там! В райцентре меня встретил дядя Паша. Он тоже меня облапал, но уже не так, как папа и мама, а осторооожно приобнял, как будто я была из хрусталя сделана. Люблю дядю Пашу: он немногословный, не задаёт глупых вопросов, типа – Жениха ещё не нашла, племяшка? Бррр, не люблю это слово, оно у меня вызывает две ассоциации: племенной бык и пельмень.

От райцентра до деревни двенадцать километров по просёлочной дороге через бор. За два года, что я не была здесь, бор нисколечко не изменился: всё такой же глухой, пугающий своей молчаливой угрюмостью. Я представила, как поскрипывают сосны и кедры, как мяукает сойка, услышала жужжащее стрекотание козодоя, напоминающее морзянку в ускоренном режиме и барабанную дробь дятла – неутомимого санитара леса.

– Как Таня?

– Да всё нормально. Работает.

– Там же?

– Да

– Отец?

– Тоже и там же

Определённо, с дядь Пашей можно дружить. Больше он вопросов не задавал!

Когда подъехали к дому, ворота были открыты и Антоха, рот до ушей и пританцовывает от нетерпения тоже меня облапать, уже ждал нас.

Заехали во двор и, когда я вышла, потягиваясь до хруста в суставах, из дыры в стене сарая выкатил Шарик и, увидев меня, замер на мгновение, а потом, узнав, завилял хвостом, подбежал и, привстав на задние лапы всё подпрыгивал и старался лизнуть. Я поймала его лохматую башку и затормошила – Привет, Шарик!

Шарик извернулся и всё-таки лизнул меня в нос, своим горячим и шершавым языком.

– Ну, здравствуй сестричка! – Антон с какой-то хитроватой улыбкой смотрел на меня.

Я протянула руку

– Чё, даже не обнимемся? – и облапал меня и стал тискать и мять, так что я взвизгнула, а Шарик бегал и прыгал вокруг нас и звонко, и радостно лаял.

– Ну, что вы пристали к девчонке – это тётя Надя, обтирая руки о подол фартука, подошла к нам, обняла меня и чмокнула в щёчку.

От тёти Нади пахло парным молоком, пирожками с картошкой и земляникой (духи, или туалетная вода, а может и самой настоящей).

– Ты поди проголодалась с дороги?

– Неэ, я сначала в туалет.

Туалет за забором огорода, у стены сарая.

Я стянула трусики, задрала подол юбчонки и присела. В стенках были дырки, в которые можно было палец просунуть. Было чисто, видимо недавно вымели, но всё равно характерный запах щекотал ноздри и я, пописав и, подтеревшись трусиками (всё равно стирать), вышла.

Постояла на огороде, чтобы развеялся запах мочи.

Картошка уже отцвела и её окучили. Капуста, на высоких ножках, с влажными лунками, видимо с утра поливали, морковка, подсолнухи. У стены сарая разрослась на солнцепёке малина, крупная, красная, спелая и я подошла, и стала срывать сочные ягоды: малина была тёплая и сладкая.

– Катька, – Антон тронул меня за руку, – пойдём в дом, мамка уже стол накрыла, а потом я баню истоплю, помоешься с дороги.

– Какой ты заботливый стал, братик, – я легонько щёлкнула Антоху по носу.

– Даа, это папка, говорит «поухаживай за сестрой, а то она притомилась с дороги». Только я чё то не вижу, что ты притомилась, вон как малину лопаешь, аж за ушами пищит!

– Жжадина! Ну, ладно, пойдём. Где тут у вас руки помыть можно?

– Ой, а ты будто забыла где? – издевательски вежливо ответил Антон – прямо вся такая городская. В ванне, конечно, где ещё?

– Ой, а у вас прям ванна есть?

– Конечно! – Антон пошёл, и я за ним.

Он подошёл к калитке палисадника и открыл, – Вон ванна!

У стены сарая на кирпичах стояла старая, поношенная ванна, заполненная водой.

– Да там лягушки поди завелись?

– Какие лягушки? Я там руки и лицо мою, – обиделся Антон.

– А жопу ты там не моешь? – съехидничала я.

– Ну ты и стервоза, Катька! Думал с возрастом хоть… – Антон отскочил, видимо почуял что у меня руки зачесались, – изменишься, – закончил он.

– Да ладно, не буду я тебя бить.

– Ага, солдат ребёнка не обидит, – Антоха ухмыльнулся.

– Давай, поливай! Где мыло?

Антон дал мне мыло, зачерпнул ковшиком воды из ванны и поливал.

Я вымыла руки и ополоснула лицо.

– Антоха, привет!

Какой-то пацан с улицы махал нам рукой.

– Васька, иди с сеструхой познакомлю!

Но Васька, глянув на меня, пошёл дальше:

– Мне надо сахар купить, у нас кончился, а мамка варенье варит.

– Это он тебя испугался

– Я такая страшная?! – у меня опять зачесались руки.

– Не-не-не! – Антон выставил ладони, – он твоей красоты испугался. Ты же у нас императрица, Екатерина!

И хотя его улыбка была с хитринкой, я приняла его слова, как должное.

– Ребятишки, ну скоро вы? – тётя Надя вышла на крыльцо. – Идёмте.

Я не ошиблась: и молоко и пирожки с картошкой, с пылу с жару, и земляничное варенье.

– Таак! – потёр руки дядя Паша. – За встречу! – и поднял стопку.

– Это настойка, на смородине и на рябине, – подмигнул он мне, увидев, как я принюхиваюсь.

Мы чокнулись и выпили: дядя Паша залпом, в один глоток, Антоха выпил за два глотка, а мы с тётей Надей пили маленькими глоточками.

Дядя Паша тут же наполнил стопки ещё раз

– Паш, ну куда ты торопишься? – пусть ребёнок поест – остановила его тётя Надя.

– Ты ешь, Катя, ешь, а мы выпьем за твоё здоровье.

Я, наверное, и правда проголодалась; остановилась, только, заметив, как они все втроём, с улыбкой наблюдают за мной – «Ещё подумают, что меня родители не кормят».

Когда дядя Паша потянулся к графинчику с настойкой в третий раз, тётя Надя придержала его – Отец, может хватит уже, а? Тебе завтра рулить.

– Дак мы же не в город

– Куда это вы собрались?

– Да вот, матери захотелось черники

– Так уж выбрали всю чернику вокруг – удивился Антон.

– Неэ, мы в Ракиты

– Ого! Это ж сорок км!

– Мы же не пешком – ответил дядя Паша

– Вот я и говорю, хватит! – и тётя Надя убрала со стола графин.

Потом Антон истопил баньку, и я помылась, и даже немного попарилась берёзовым веником.

Быстро стемнело и крупные звёзды на чёрном небе сверкали, как бриллианты.

Я постояла, вдыхая прохладный и пахнущий травами воздух.

Вышел Антон и встал рядом

– Хорошо?

– Да.

Ни о чём не хотелось думать, сразу почему-то навалилась усталость – «Как будто на мне воз возили» – вспомнила я мамину присказку и грустно улыбнулась.

Антон, наверное, почувствовал моё состояние: тронул за руку – Пойдём, а то прямо здесь уснёшь.

Спала, как убитая! И проснулась от солнечного лучика, ласково греющего мою щёку.

Потянулась, сладко зевнула и села, прислушиваясь.

Кто-то бубнил вполголоса на кухне и мне показалось, что разговаривают двое.

«Передумали за черникой».

Скрипнула половица, дверь неслышно приоткрылась и Антон, просунув голову увидел меня – О! Проснулась! Ну ты и спать, Катька, уже скоро полдень.

– А чё, за черникой не поехали?

– Уехали! Сранья! Тебя всё порывались с собой взять, но я гррудью встал на защиту!

– А с кем ты тогда разговаривал?

– Да Васька же! Знакомиться пришёл. Ну, ты одевайся, я воду на чай подогрею.

– Я в туалет хочу

– Ну, так иди

– А Васька?

– Что Васька?

Антон посмотрел на меня и в его глазах было неподдельное удивление.

– Васька не пойдёт в туалет?

– Зачем?! – Антон уже не скрывал своего удивления.

– Меня сторожить

– Чегооо!

Но я уже не могла больше играть и расхохоталась, упав в подушку.

– А я вот сейчас скажу Ваське, – мстительно ответил Антон, наблюдая за мной.

– Попробуй только! – я швырнула в него подушку.

Антон поймал подушку, бросил в меня и выскочил за дверь.

Я пошла в чём была: в ночнушке.

Мальчишки на кухне, разинув рты, я не смотрела в их сторону, но у женщин великолепное периферийное зрение, проводили меня взглядами, поворачивая головёнки, как солдатики.

Я расхохоталась, едва за мной закрылась дверь. В сенях обула чьи-то кроссовки, Васькины, как потом оказалось, и пошла в туалет.

Припекало солнышко.

Шарик мусолил сахарную косточку и на меня даже внимания не обратил. За загородкой у сарая рылись в земле четыре чушки и разгуливали, под присмотром рыжего петуха, куры.

Я не сильно то разбираюсь в половых признаках чушек, но почему-то сразу определила: три кабанчика и хрюшка, и не ошиблась, как позже выяснилось.

Петух шумно замахал крыльями, подняв клубы пыли, взлетел на забор и проводил меня своим радужным глазом.

Одна из гаремных наседок тоже захлопала крыльями и даже подпрыгнула вслед за рыжим султаном, но крылья были подрезаны и дурёха, долбанувшись грудью об забор, шмякнулась на землю. Вскочила, сердито квохча, полупрезрительно передёрнулась, отряхивая пыль и важно пошла, подёргивая головкой – Коо-коо-коо.



© 2005 – 2016 Полочка.net ❤ – порно рассказы. Лучшие онлайн секс рассказы и эротические истории бесплатно.
Содержимое сайта защищено законом "Об авторском праве и смежных правах". Копирование материалов сайта запрещено. Заявление о содержимом | RTA
Контакты и жалобы на недопустимое содержимое: