Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Идеальные ножки

42 просмотра • пожаловаться
Автор: Арсений Либис
Секс группа: Странности, Фетиш, Жено-мужчины
1  [2]

– Останови здесь, дальше я сам, – сказал я водителю.

– Вам куда нужно? Может, я прям к дверям подвезу? – спросил он.

– Нет, останови здесь. А сам поезжай пока домой. Я тебя наберу через несколько часов, заберешь меня здесь же, – твердо ответил я, рассматривая кончики своих лакированных туфлей.


Водитель остановил машину, вышел, услужливо открыл мне дверь. Он носил старомодные ботинки с квадратными носами и плохо ухаживал за ними. На носу левого рыжело застарелое грязное пятно. На правом свежая царапина. Этот водитель работал на меня совсем недавно, и ещё не знал всех моих привычек. Я посещал Агентство раз в неделю, и мне не хотелось, чтобы прислуга знала, где именно я был. Ничего предосудительного, просто не люблю, когда меня обсуждают за спиной. Я вышел и дождался, когда он уедет, а затем пошел по улице в сторону Агентства, глядя себе под ноги.


Я всегда так хожу, не поднимая головы. Просто в детстве был очень стеснительным ребенком, и часто ходил, боясь поднять глаза, заглянуть в лицо собеседнику. С возрастом стеснительность прошла, но привычка осталась. Более того, я никогда не смотрю людям в лицо, только на их ступни. И поверьте мне, человеческая ступня способна сказать о своем владельце гораздо больше, чем взгляд, мимика, жесты. Степень ухоженности говорит о том, насколько человек аккуратен, форма пальцев о характере. Например, большая неаккуратная ступня сразу выдает грубость нрава, слишком толстые пальцы о врожденной лени. Впрочем, меня мало волнуют мужские ступни, они вызывают у меня отторжение своим видом. В своей компании я ввел строжайший дресс-код, согласно которому, мужчины не имеют права носить открытую обувь. И горе тому, кто нарушит это правило. К сожалению, я не защищен от вида мужских обнаженных ступней в общественных местах. К счастью, я не так часто бываю в подобных местах. Ну, разве что, когда раз в неделю посещаю Агентство. Но сейчас на улице почти безлюдно.


Другое дело женские ступни! Это самое прекрасное, что создал Господь. Именно по ним я определяю, красива женщина или нет. Сколько я видел женщин, которых все считают эталонами красоты. Но стоит только увидеть их ступню, как вся их позолота облезает, словно с дешевого украшения. Женщина не может быть красива, если у неё вальгус даже в легкой стадии, если её большой палец заметно длиннее всех прочих, если пальцы поджаты, ноготь круглой или квадратной формы… Фу, ну и мерзость. От мысли об этих уродствах по моему позвоночнику искрой бежит нервный озноб. К счастью, в Агентстве давно знают о моих предпочтениях, и не допускают подобных оплошностей.


Вот и оно. Я открыл тяжелую старинную дверь, иду по мраморному полу, мои шаги отдаются эхом. Мне навстречу уже цокают каблуки администратора. У неё неплохие данные. Но впечатление портят вены, что выступают на ступне, несколько толстоватый большой палец и неаккуратная форма ногтя. Она попыталась скрыть этот недостаток ярким лаком, но меня не обманешь. Впрочем, я сюда пришел не ради неё.


– Игорь Петрович, мы рады Вас видеть! – сказала администратор, нервно дергая кончиком среднего пальца. Интересно, почему она так взволнована? Я не первый год их посещаю.

– У меня забронирована Клара на два часа, – ответил я.

Пальцы администраторши снова нервно сжались.

– Игорь Петрович… – сказала она, понизив голос, – мы нашли то, о чем Вы просили…


У меня похолодело внутри. Неужели, у них получилось? Я уже давно перестал верить в это. Теперь и кончик моей лакированной туфли нервно дернулся.


– Она точно подходит по всем заявленным мной параметрам? – спросил я. Мой голос слегка дрожал от волнения.

– Мы примерили на неё Вашу хрустальную туфлю. И она подошла.

Не может быть. После стольких лет поиска. Сколько лет я искал идеальную женскую ступню. Ведь даже здесь, в Агентстве, ножки у девушек были прекрасны, но не идеальны. У всех, даже у моей любимой Клары, был хоть один небольшой недостаток. Потому, я однажды выписал для себя все параметры идеальной женской ступни. И даже заказал под неё туфлю, которая подошла бы только ей. Конечно, туфля не была хрустальной, как в сказке. Но и моя Золушка на тот момент существовала лишь в моем воображении. Но даже если кто-то удачно примерил туфлю, это вовсе не означает, что мы нашли обладательницу той самой идеальной ножки. Тут важны и форма пальцев, и кожа, и сама композиция. Но я это все тщательно прописал, даже приложил рисунки. И зная репутацию Агентства, я уверен, что прежде чем сообщать мне подобную новость, они внимательно прошлись по моему документу.


– И где она сейчас? – спросил я, чувствуя, как земля уходит из-под моих ног.

– Она ожидает Вас в Розовой спальне. Её зовут Юри.

Юри… Красивое имя. В переводе с японского значит «Лилия». Имя, конечно, не настоящее. Но таковы правила Агентства, все девушки тут носят псевдонимы. И клиент не вправе спрашивать, как её зовут на самом деле, откуда она родом.

Я поднялся по лестнице, покрытой красной ковровой дорожкой. Вот она, Розовая спальня. Меня бьет редкая дрожь. А вдруг, все-таки они ошиблись? Это не она, не та самая… Но отступать уже поздно. Я резко открыл дверь Розовой спальни и вошел. Юри грациозно сидела на краю роскошно отделанной кровати, грациозно положив ногу на ногу. Я, возможно, из-за имени, ожидал увидеть азиатку. Но у Юри была европейская стопа греческого типа. Не слишком большая, не слишком маленькая. Иная бы не подошла к моей хрустальной туфельке. Большой палец короче среднего ровно на несколько миллиметров, как я и писал в требованиях. Ногти идеальной формы, никакого вульгарного лака. Сами пальцы не слишком длинные, и не короткие. Не угловатые, не кривые. И не слишком гибкие и подвижные, подобные меня тоже пугают. Я подошел, опустился перед ней колени, с благоговением взял её стопу в руку. Идеальная шелковая кожа, мягкие пяточки. Это сон? Все как надо! Все так, как я и хотел!


– Знаешь… – сказал я, с благоговением прикасаясь губами чуть выше пальчиков, – я так торопился сюда, что забыл поужинать…


Она в ответ рассмеялась и взяла со столика бутылку с мятным сиропом. Несколько зеленых капель стекают по её лодыжке, я начал их слизывать. Вместе со сладкой мятой я чувствую и вкус Юри. Он не похож ни на что. Я даже не знаю, с чем его и сравнить и описать. В ней есть и благородная горчинка, и немного соли, легкая нотка лимона. Пока я облизывал её правую ногу, вторая нежно гладила мою лысеющую шевелюру, так чувственно и приятно. Мой член уже натянул штаны. Нам с ней некуда торопиться, но я так сильно возбужден, что готов был спустить себе в штаны, будто студент. Немудрено, у меня ведь, своего рода, первый раз. Первый раз с моей Золушкой.


Юри хорошо меня чувствовала, хоть мы знакомы всего пару минут. Она слегка толкнула меня ножкой, и я послушно опустился на спину, в мягкий ковер, что покрывал пол спальни. Из этого положения я волей-неволей увидел и её остальное тело. И оно тоже прекрасно. Это закономерно, все возможные уродства и отклонения уже видны на уровне стопы. У Юри длинные модельные ноги, узкая талия, небольшая грудь. Лицо несколько заострено. Глаза слишком голубые, явно линзы. И как я уже понял по стопе, она не азиатка. Но зато в костюме, словно из какого-то японского мультика. Ультракороткая юбка, белая блуза с большим зеленым бантом, синие волосы собраны в два клубка с косичками. Говорят, это сейчас модно среди молодежи.


Она властно удерживает меня правой ступней в лежачем положении, а левая в это время… расстегивает мою ширинку на пуговице. Вот это ловкость. Мой член выпрыгивает из разреза. Её ножка проскальзывает в расстегнутую ширинку и… о Боже! Её пальцы массируют мошонку. Её идеальные пальчики играют со мной так легко и непринужденно. Я задыхаюсь от удовольствия, в висках стучит. Вторая ножка скользит по щеке, губам, щекотно ласкает мою шею. Я всегда полагал Клару лучшей в фут-удовольствиях, но куда ей до Юри! Я пытаюсь поймать губами её пяточку, но она каждый раз ускользает от меня.

Господи, а что делает в это время её левая ножка! Мои штаны с трусами уже спущены до колен и её большой палец, слегка поддев мошонку, нежно проник в задний проход. Этого я не мог уже выдержать. Семя, накопленное за неделю, с прошлого посещения Агентства, выстрелило салютом, заливая рубашку. А она продолжала безжалостно трахать меня своим идеальным большим пальчиком, вызывая все новые приятные ощущения, превращая оргазм в мучительное и протяжное чувство, что сгибает меня в дугу. Я перестал извергаться, но благодаря её настойчивым движениям в моей заднице, эрекция была все такой же твердокаменной. Юри, не вынимая из меня пальчика, осторожно опустилась на пол. Вторая её ножка медленно проделала путь от груди до паха. Её пяточка сделала несколько круговых движений по моей надутой головке. Господи! Я минуту назад думал, что лучше уже быть не может. Но после такого, стоит признать, что я ошибался. Её второй большой пальчик безжалостно теребил уздечку и уретру. Это так пронзительно щекотно. А в сочетании с тем, что делал второй её большой пальчик, вовсе невыносимо. Никогда в жизни я не был в столь сладостном плену. Когда она быстро задвигала стопой, плотно прижимая мой член к животу, я снова плюнул небольшим сгустком семени прямо на её подошву.


Она мило рассмеялась, подняла надо мной испачканную ножку. Я, глядя на то, как испортил своим семенем идеальное совершенство, чувствовал себя виноватым. Впрочем, Юри быстро позволила мне исправиться. Её испачканная ножка опустилась мне на лицо и стала нежно размазывать по нему сперму. Семя смывали слезы, что текли из моих глаз. Это были слезы чистого, ничем незамутненного счастья.


Я не помнил, как в тот день оказался дома. «Юри, Юри, Юри» мысленно повторял я, вспоминая её идеальные ножки, их вкус, запах, бархатные и шаловливые прикосновения. Впервые за много лет я нарушил свое расписание и явился в Агентство следующим же вечером. И она снова ждала меня, и снова её ножки играли со мной, выдаивая из мошонки последнее семя. Я каждый раз поражался её воображению. Зачастую она бывала не столь искусна и изощренна, как Клара. Но её пыл, воображение и ножки абсолютно идеальной формы во всех отношениях с легкостью компенсировали некоторую неопытность. Тем более, она училась, и с каждым днем становилась все искусней.