Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

Заветы Эроса. Часть 4 – День седьмой

4 228 просмотров • пожаловаться
Автор: ЕвгеНат
Секс группа: Остальное, Группа, Свингеры
1  [2]  [3]  [4]  [5]

Утром, разумеется, ничего на себя не одевая, быстро привели себя в порядок, в туалетной комнате было не протолкнуться, наскоро перекусили, и тут я сказала Володе, что он забыл побриться. Они с Борисом каждое утро тщательно брились, однако на этот раз заявили, что сегодня эта процедура отменяется.

– Да как же мы вас таких колючих целовать будем!? – возмутились мы, – и не приближайтесь тогда к нам.

– А мы вас? – Борис показал на наши лобки, которые в выбритых местах уже покрылись короткими жесткими волосиками.

Возразить было нечего. Договорились сейчас не тратить время, а заняться бритьем после пляжа. Уже в восемь часов были на берегу. На море поднялись волны. Попрыгав в них, мы головами друг к другу легли на матрац. Настя достала образмеренный рисунок гениталий Бориса, и я начала делать всякие расчеты: во сколько раз член и увеличивался и утолщался во время эрекции, как подбирались яички и тому подобное. Все это сопровождалось взрывами хохота всей компании, бесконечными скабрезными шуточками и комментариями. Самое смешное в этой ситуации было то, что обсуждали мы причиндалы Бориса, используя рисунок, в то время как в полуметре от него располагалась натура.

Вдруг порыв ветра опрокинул наш зонтик, и только тут мы заметили, что все небо затянули тучи. Мы начали быстро собираться и заспешили обратно в поселок. Успели перейти на второй пляж, и тут хлынул дождь. Пока дошли до первого, были насквозь промокшие. Я, как и вчера, выходя из дому надела легкий белый сарафанчик на голое тело и теперь, намокнув, он стал практически прозрачным, видно было все, и темные соски, и щелка между ног, и тюльпанчик над ней. На нудистском пляже это было бы вполне естественным, но мы шли по «трикотажному», а впереди был поселок. Придется соблюдать нормы морали, принятые здесь. Я повесила себе на шею полотенце так, чтобы его концы прикрывали грудь, а руками отвела от живота юбку и так шла под дождем до самого дома.

Приведя себя в порядок, мы спустились к хозяину узнать насчет номера, и тут нас ждал приятный сюрприз. В одном блоке с нашими друзьями жила женщина лет пятидесяти с двумя детьми. Хозяин предложил ей перебраться в освободившийся номер на первом этаже. Она с радостью согласилась. Во-первых, первый этаж, во-вторых, этот номер был точной копией того, где жили мы сейчас, с двумя большими кроватями, а там, где жила она, была только одна и, наконец, она избавлялась от шумных соседей. Таким образом, мы оказались в одном блоке с друзьями.

Договорились дверь в блок запирать, а в номера держать открытыми, не стучать, переходя из одного в другой, то есть использовать оба, как единую квартиру. Комната в «нашей» половине по размеру была такой же, как соседняя, но отсутствие второй кровати делало ее визуально больше и оставляло довольно много свободного места. Будет где потанцевать, обрадовались мы с Настей. А вот туалетная комната была немного шире, соответственно и поддон под душем был больше, в нем свободно могло разместиться три человека.

Осмотревшись, начали планировать оставшийся день. Отмечать новоселье решили начать в обед, плавно переходящий в ужин. Дождь продолжался, но уже не ливень, а нудный мелкий дождь. Благо, было на всех три зонтика. Начали уже одеваться для похода в магазин, и тут я вспомнила, что мы не сыграли отложенный вчера фант. Решили сначала отправить ребят за пивом, а потом вместе сходить за продуктами. Минут через пятнадцать они приволокли двадцать бутылок.

После возвращения из магазина бутылки честно разделили на всех, поставили в разных местах комнаты и дали старт игре, выпив по бутылке. Договорились выпивать по бутылке каждые двадцать минут. После первой мужчины начали бриться. Мы хотели заняться тем же, но они не разрешили, сказав, что эту работу выполнят сами, попросили только приготовить все принадлежности. С нашей стороны возражений, конечно, не последовало.

После второй бутылки они приступили к делу. Меня, разумеется, брил Борис, Настю – Володя. Я развела ножки, Боря внимательно осмотрел лобок, большие губки, попросил и помог приподнять попку, глянул на промежность, положил обратно, еще больше развел ноги, бесцеремонно раздвинул пальцами губки, раскрывая мою дырочку (зачем, интересно? Там-то брить не нужно). Я понимала, что он в упор рассматривает все там у меня, изучает все складочки, и клитор, и губки, которые при этом начали набухать, и преддверие вагины и вход в нее…. Но, как ни странно, как и вчера, мне был приятен этот осмотр. У гинеколога я стеснялась много больше, чем сейчас. Закончив, он предложил оставить тюльпанчик, только сделать потоньше веточку и начать ее выше над началом складки. Он взял тюбик с гелем и пальцем начал наносить его на тело, ласково растирая его по лобку, потом по внешним сторонам губок. От этих прикосновений я начала млеть от удовольствия, почувствовала, что уплываю, таю, как мороженое, несколько капель потекли у меня по промежности. Потом он взял станочек и стал аккуратно брить лобок, губки. Чтобы было удобнее, он пальцами захватывал их изнутри. Никакого стыда я не испытывала, мне было немножко щекотно и до безумия приятно. Приподняв мою попку, побрил и промежность, и вокруг анала. Я блаженствовала, теплые волны бурлили внутри меня, и жутко хотелось продолжения, но его не последовало. А самой предложить не позволяло женское самолюбие, хотя видела, что и он на взводе: головка его возбужденного «молодца» колебалась где-то в районе пупка. Борис подал мне руку, помог подняться, сводил в душ, обмыл, а потом присел на корточки и проверил качество своей работы.

Пока мы были под душем, закончил бритье Насти Володя. Они тоже сходили в душ, и мы принялись готовить на стол, не забывая регулярно выпивать по бутылке пива.

Первой не выдержала Настя. Объявив об этом, она пошла в душевую, потянув за собой Володю. Там она опустилась глубоко на корточки, почти на попку села, спиной облокотившись о торцевую стенку и разведя коленки.

– Помогай, – сказала моему благоверному.

Володя присел напротив, на корточки, на краю поддона и вопросительно посмотрел на нее.

– Раздвинь.

Он нагнулся к ее вульве и большими пальцами раздвинул губки. И тут из отверстия ее уретры ударила мощная струя, окатившая не только Володю, но доставшая и нас с Борисом, стоящих сзади. Вдруг я заметила, что Володя тоже начал отливать. Вскочила на поддон сбоку от них, нагнулась, схватила его член и направила струю на Настю. Тут уж не вытерпела и я, чуть раздвинула ножки и, покачивая бедрами, начала обрызгивать их двоих. Последним не выдержал Борис. Он стал на поддон с другой стороны, напротив меня. И моя и Настина рука потянулась за его членом, но проворней оказалась Настя, схватила и направила на меня. Я стояла, нагнувшись, лицо было на уровне его члена и фонтан бил мне туда. Настя поводила им, чтобы досталось еще и Володе. Все это сопровождалось девичьим визгом, ухами и охами ребят. Наконец фонтаны иссякли, Володя с Настей поднялись с корточек. Мы все были мокрые с головы до ног и стоя начали растирать влагу по телу друг друга.

– Уринотерапия, говорят полезно, – с усмешкой сказал Борис.

Потом мы долго отмывали друг друга, стоя вместе под душем, благо места было много. Выйдя оттуда, сразу расположились вокруг стола, хотелось есть. А мне еще хотелось вновь получить удовольствие от застолья в голом виде. Выпили за новоселье, потом за всех нас, за дружбу, за общие интересы, которые нас объединяют, в том числе и сексуальные. Когда очередь дошла до третьего, за женщин, поднялся Борис:

– Позвольте мне отойти от сложившихся стереотипов третьего тоста, когда мужчины пьют стоя, а женщины сидят. Прошу вас, девочки, встаньте и отойдите вон к той стенке, – кивнул он в сторону.

Мы, разумеется, встали, отошли к стенке и стали рядом. Борис наполнил стопки вином, взял две из них, что-то шепнул Володе, тот тоже взял две стопки и они подошли к нам.

– Спасибо, что не спорили, – сказал Боря и обратился к Володе: – Посмотри на них. Ты видел, когда либо, и где либо, что-то более прекрасное, чем женщина? Это непревзойденный шедевр Создателя. – Затем, опускаясь на одно колено и протягивая мне стопку (Володя, соответственно, Насте), начал декламировать:

– А мы коленопреклоненно

Предложим вам бокал вина

И сами выпьем за здоровье

И счастье наших милых дам.


За их открытые улыбки,

За блеск и чертиков в глазах,

За эти чувственные руки

За души их и за сердца.


За то, чтоб их мечты сбывались,

И чтоб желаниям своим

Отказа никогда не знали

От окружающих мужчин.


Пред вами головы склоняя

Мы робко просим разрешить

Французским страстным поцелуем

Нам тост в честь женщин завершить.

С этими словами, не дожидаясь нашего разрешения, он большими пальцами развел губки и буквально впился в меня своим ртом. Язык его прошелся снизу вверх, от влагалища до клитора, вернулся, начал порхать там. Я и так была на взводе, а тут у меня все в голове помутилось, ноги начали подкашиваться, рука чуть не вылила вино ему на голову. Поднимаясь с колена, он подхватил руку, подвел стакан к моим губам, подождал, пока я отхлебну и, блестя карими глазами, выпил свое. Обняв меня за плечи, поцеловал в губы, а потом подвел меня к столу и усадил. Садист, изувер, импотент, я так хотела продолжения, а он, как и раньше, когда брил…! Половину дня только дразнят. А еще сказал, чтоб отказа от них не знали! Бешенство переполняло меня. Настя была не в лучшем состоянии. Они шли к столу (Володя потом рассказывал, что он сценария не знал, а просто повторял все, что делал Борис) и я видела ее раскрывшийся розовый бутон, блестящий от соков, торчащие набухшие соски, светящиеся глаза. Гады!

А эти гады, несмотря на то, что у самих концы стояли колом, спокойно взяли себе закуски, пожевали. Володька какой-то анекдот рассказал, я и не слушала. Через некоторое время Настя попросила наполнить стаканы: