Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

По пути домой

1 830 просмотров • пожаловаться
Автор: july22
Секс группа: Инцест
[1]  2  [3]  [4]  [5]  [6]

Виктор всегда был нежен с дочкой и ласков, и деликатен конечно. Родители медленно вводили ее в наслаждение, умело направляя, осторожно, но неуклонно увлекая за собой. Дочь у них получилась красивой и поэтому они считали, что будет очень несправедливо, что дочкой будет наслаждаться другой, а не они. Лидия говорила Виктору, чтобы почаще, когда у Июли начали расти сиськи, садил ее себе на колени и чтобы дочка чувствовала твердость и пульсацию члена и проявляла интерес. И часто, когда они оставались одни, он сажал Июлю к себе на колени, и ее теплая попка прижималась к его паху и чувствовала попой твердый член папы или как он твердел. Июля всегда отвечала охотно, взволнованная и покрасневшая этими проявлениями папиной любви. Она всегда была очень близка с папой, и эта близость, казалось, только росла и углублялась по мере того, как они сексуально исследовали друг друга, и оставалось совсем преодолеть до конца ту грань стыдливости и у них был бы уже тогда секс. Теперь Виктор положил руку между ее ног, слегка касаясь ее киски.

– Ммм, папочка, – простонала Июля, когда папа потрогал ее мокрую киску. Ее кода покрылась мурашками, когда пальцы папы скользнули по мокрой щелочке, поглаживая губки, заставляя ее киску истекать соком.

– Полижи ее папа, полижи пизду свой дочки! – попросила Июля шепотом, оттянув трусики в сторону, и Виктор, обхватывая руками ее бедра, опустил голову между ее ног. Его теплое дыхание заставляли Июлю возбужденно ерзать попой на сиденье, ягодицы задрожали, когда папа запечатлел долгий, долгий поцелуй на раскрытой розовой киске дочери. Виктор приоткрыл губы, высунул язык и провел кончиком по ее обнаженным ягодицам. Через несколько секунд ее влагалище было покрыто блестящей слюной папы.

– О, папа, как хорошо! – Июля ахнула, застонав, когда папа просунул кончик языка между ее набухших половых губ. Сок киски блестел на языке.

– Мммм, дочка, какая писечка вкусная! – простонал Виктор, пробуя ее кисленький сок и глотая его. Он всегда любил ее свежий, сладковато – кисленький вкус и знал, что никогда не сможет насытиться ею, он хотел прям пить сок вагины дочери. Пока Виктор погружал свой язык в киску дочери, его руки двигались вверх по ее плоскому животу к грудям, он ласкал их, сжимая и разминая девичьи холмики. Он нежно сжал затвердевший сосок и застонал, когда почувствовал, как клитор вылез из своего капюшона и запульсировал под давлением языка. Он провел языком по ее клитору.

– Да, папочка! – она вскрикнула, ее руки лежали на его плечах, сжимая, притягивая его к себе. Она с силой притянула его голову к своей вагине и прижалась к его рту. Сок вагины был виден на лице папы, его язык теребил клитор, и все сильнее и сильнее с каждым лизанием, папа приближал дочку к оргазму, – Ох, папа, как хорошо, да, папочка мой, папа! – девушка. Июля приподняла свою попку с сиденья машины. Ее бедра поднялись, и ее киска встретилась с ртом папы и его исследующим языком. Ее папа и мама всегда сводили ее с ума своими губами и языком лаская ее вагину, и вот сейчас Июля ёрзала своей влажной вагиной по папиному рту. Член Виктора стал таким твердым, что стало аж больно. Другой, более эгоистичный мужчина трахнул бы девушку прямо здесь и сейчас, проникая в нее своим твердым членом. но Виктор намеренно сдерживался, он любил сначала насытиться запахом дочкиной вагины и вкусом ее сока. Ему ужасно хотелось трахнуть ее, но только тогда, когда она будет готова к этому важному шагу. По мере приближения оргазма, Июля чаще и чаще задышала, застонала, прикусывая губы, ее пальцы впились в плечи папы, крепко прижимая его к своей киске, а папин язык работал с ней, скользя и облизывая клитор дочки, пока она не начала кончать. И Виктору очень нравилось, как дочка кончает. Июля откинула голову назад и открыла рот, непрерывно постанывая. Она напряглась, каждый мускул ее тела напрягся от удовольствия, когда она кончала. Она вздрогнула всем телом и конвульсивно затряслась.

Виктор был счастлив, что дочке доставил наслаждение. Его рот был плотно прижат к ее киске, и он мог чувствовать оргазмическую дрожь ее киски на своих губах и языке. А Июля начала всхлипывать от силы оргазмического наслаждения, которое пронзило ее чресла, когда она кончила. И наконец Июля в последний раз вздрогнула и обмяк. Виктор оторвал лицо от пахучей вагины дочери. Ее нежные розовые набухшие губки стали красными, а вход во влагалище все сжимался. Июля застонала, когда папа снова и снова целовал и облизывал ее мягкие, покрытые соком бедра. Ее сиськи подпрыгивали, когда она тяжело дышала.

Виктор медленно всунул палец во влагалище, и так же медленно высунул его…

– Ох, пап! – вздохнула Июля, когда папа просунул палец в рот дочери. Она почувствовала себя, то есть свой сок, его вкус и запах, облизала палец папы и он снова медленно всунул, а ее влагалище все еще пульсировало под его вторгшимся пальцем. Он засунул палец глубоко внутрь нее, как тот наткнулся на сильное сжатие:

– О, дочка! А член сожмешь так? – спросил папа, удивляясь силе влагалища дочки. Жена сжимала член не так сильно и часто.

– Папа, конечно, мне же тоже приятно, когда я сжимаю его! – воскликнула она, взволнованная, и встревоженная от предвкушения того, что сейчас папа в нее войдет. Виктор стянул с себя брюки и трусы. Его член вырвался на свободу, поднялся, похотливо пружиня в воздухе, дочка тут же присела на пол машины между ног папы, голова ее склонилась над его промежностью, ее волосы касались его члена, заставляя его пульсировать. Она возбужденно улыбнулась папе и облизала губы, эротично смачивая их. Виктор нежно сжал грудь дочери, когда она опустила голову ему на колени. Мужчина схватил свой член за толстое основание, когда она взяла его головку в свой горячий, влажный рот. Папа приподнял свои бедра, вгоняя свой член в рот дочери.

– Ммм, – простонала Июля, сося член папы, ощущая его толщину, она начала сосать член аппетитно, с наслаждением.

– О, дочка! – простонал Виктор, это было так хорошо, когда его дочка сосала член. Его переполненные спермой яйца болели от тяжелого груза спермы. Он не мог дождаться, чтобы выстрелить своей сливочной спермой в маленький рот своей дочери. Пока Июля продолжала сосать член своего папочки, ее жадные пальцы массировали его ноющие яйца. Рука Виктора все еще сжимала основание его члена, направляя его в ее сосущий род дочки. А рот Июли двигался вверх и вниз по толстому члену ее папы, в то время как он продолжал глубоко всаживать его между ее сжатыми губами. Он научил дочку сосать вместе с мамой, и сейчас она глубоко заглатывала его, и когда он запихивал все глубже в ее рот, Июля позволяла головке члена скользить вниз в само колечко ее горла. Она напрягла мышцы горла, прижимаясь к его пульсирующему члену, удерживая его глубоко в горле, и тут срабатывал рвотный рефлекс. Июля расслабляла мышцы горла, позволяя выскользнуть члену, втягивая обильно выделяющую слюну и снова погружала член глубже с каждым разом…

– О! Ты молодец, дочка, просто молодец! Ты действительно быстро научились в горло! Соси его, соси дочка, ммм! – застонал Виктор. Июля сосала, а непристойное, матерное слово так волновало девушку: «я сосу папин хуй, боже мой, я сосу папин хуй, которым он и мама меня делали!»и она застонала от этих мыслей, сжимая губами член, погружала головку в колечко горла. Девушка чувствовала, как папин член дрожит и подергивается у нее во влажном рту, а потом опускается в колечко горла. И она страстно желала почувствовать его горячую сперму, глотающую и стекающую вниз. Бедра Виктора поднимались все выше и выше по мере того, как сосущий рот его дочери ускорял свой темп. Июля всегда сходила с ума по твердому члену своего папочки, особенно ей нравилось его превращать сосанием из мягкого в твердый, а если еще мама помогала, то это было так прекрасно! Вот как они втроем начали ебаться, по семейному, страстно, Июля всегда была такой. Она всегда хотела перед мамой похвалиться, как она может сосать член папы, погружая его в горло, особенно, когда член папы был в киске мамы, она его вынимала, обсасывала соки маминой киски, наслаждалась запахом маминой киски, и погружала член в горло, а потом снова вставляла в киску мамы и папа входил в мамы. А потом и она чувствовала его всю длину глубоко в своей киске. Июля сосала все сильнее и сильнее член папы, ожидая хлынувшей теплой спермы, которая, как она знала, будет ее наградой.

– Ааа, дочка! – застонал Виктор, вонзая свой член в сосущий рот дочери. Первые струи, как всегда были мощные, толстые, выстрелили из члена. Они брызнули в рот дочери, скользнули по нёбу и вниз по ее горлу. Трепет от папиной спермы, пульсирующей в ее животе, довел Июлю до предела, и она кончила, как обычно делала, когда отсасывала папе, потому что она сжимала бедра, пока сосала папе член. Волны глубокого наслаждения захлестнули ее, заставляя ее киску дрожать от возбуждения, и выпустив свежий поток сока оргазма. Какое это счастье вместе кончить. Июля посасывала нежно член, пытаясь выжать все капли из члена. Она обожала вкус его спермы и хотела проглотить каждую каплю. Член начал терять твердость и Июля нехотя оторвалась от него, лизнув уздечку. Июля села, а Виктор, зная, что дочка кончила, опустил голову, снова прижавшись лицом к ее киске смотря, как из влагалища течет сок оргазма. Он начал слизывать весь вытекающий сок, жадно любуясь дрожащим клитором, и почувствовал, как он стал вибрировать под его языком.

– Давай полностью будем голыми, пап! – и Июля привстав, чмокнула папу, чувствуя, что все еще чувствует вкус папиного члена и спермы на своем языке. Она сбросила юбку, положила на спинку сиденья, потом трусики, а они были обильно влажными, частично от ее собственных соков, а частично от слюны ее папы. Она сняла их и положила наверх юбки, а папа их взял и стал слизывать выделения с ластовицы трусиков и пока Июля совсем снимала блузку и лифчик, папа все слизывал ее сок, а когда она вся голая, коснулась своей киски рукой, Июля тихо ахнула. Ее половые губки все еще были чувствительны после оргазма, и они горячо покалывали от ее прикосновения. Она раздвинула ноги, раздвинула бедра и открыла свою киску для ее прикосновения, и смотря, как папа нюхает трусики и продолжает слизывать выделения, а ее длинные, тонкие пальцы в это время поглаживали набухшие половые губки.