Дорогой читатель

В настоящее время мы занимаемся поиском и удалением рассказов с описанием несовершеннолетних.

Просим Вас помочь в этом, оценивая рассказы после прочтения.

По пути домой

1 830 просмотров • пожаловаться
Автор: july22
Секс группа: Инцест
[1]  [2]  3  [4]  [5]  [6]

Лаская себя, или подсматривая секс родителей, видя член папы, даже, как он входил в маму, когда она стояла раком на краю кровати, а папа рядом стоял и всунул маме, Июля часто ловила себя на том, что думает все чаще и чаще, каково это потерять девственность именно с папой и как бы было хорошо, если бы это первым папа. Она читала, что в Ведической Руси, задолго до Крещения, право первой ночи было у папы и обычно это происходило в бане. Это был традиционный ритуал. Мысль о том, что ее тугую плевочку порвет член ее папочки, всегда наполняла ее горячим, пульсирующим возбуждением. Она сильно хотела, чтобы папа был ее первым мужчиной. Раз папа ее сделал, то это было бы справедливо подарить свою плевочку дорогому папочке. Так было бы всегда у всех девчонок. Она хотела, чтобы ее папа владел каждой частью ее тела. И она предчувствовала, что он тоже этого хочет.

Однажды Июля подслушала разговор родителей. Он тихо разговаривали, но она поняла, что говорили о ней и папа почему то изредка через трусы мял член. Ей нравилось сидеть на коленях папы и чувствовать член папы. Это притягивало ее и папу ближе, притягивало их друг к другу, и мама ее не ругала. А вскоре она стала понимать и предчувствовать, что у них произойдет тайна семьи. Ей всегда становилось тревожно и приятно там, и Июля начинала сжимать бедра и даже не касаясь вагиночки она сладостно кончала, а Июля просто классно могла таким способом кончать и даже научила несколько девчонок так кончать, когда она занималась гимнастикой и они были на сборах. Девочкам очень понравился такой способ, мастурбировать сжатием бедер, напряжением мышц ног.

Конечно же она немного боялась и стыдилась этого момента. Именно того момента, что это сделает первым папа. Такое приходило, когда она, поласкав себя сладостно кончала. Становилось естественно стыдно от таких грёз, но они приходили вновь, когда девушка подсматривала секс родителей, а потом вспоминая мастурбировала. В школе уже были девочки, кто трахался и Июля слышала от своих школьных подруг, что в первый раз будет больно. И как то моясь с мамой в бане, она рассказала о своих страхах. Мама, как врач гинеколог, тогда Июле велела сесть на край полка, раздвинула ее вагину и рассмотрев ее плевку, сказала, что от занятий гимнастикой, у нее плевка эластично растянута и первый раз будет больно не сильно, кольнет и все. А когда этот момент настал, папа тоже рассмотрел у нее плевку и сказал, что если хорошо долго полизать ее вагиночку, и хорошо она расслабиться, то не сильно больно будет, типа, «как палец порежешь», добавила тогда мама. Он тогда ее там нежно погладил, сказав, что да, возможно, это будет больно, всего лишь на минуту, но потом все закончится, и она будет чувствовать себя очень, очень хорошо и полизал киску, пока Июля не кончила. Еще папа добавил, что ей будет приятно оттого, что мама будет рядом, и когда она полностью отдастся ему, то станет настоящей женщиной, его женщиной. Июля тогда пришла в восторг от этой идеи. Она не могла придумать ничего более захватывающего, чем быть женщиной своего папы, как и мама. И кроме того, Июля сама хотела, чтобы именно папа лишил ее девственности. Когда у нее случилось в бане с мамой, когда Июля не сдержалась и полизала маме, то она начала с того момента ее учить всему, что касается радостей секса, и Июле было очень радостно, что пока они от папы скрывают их тайну, и что мама готовит ее для папы. Тогда случился с мамой лесбийский секс и тем самым Июля спасла от развода маму и папу. Мама изменила папе с мужем ее сестры, а папа все увидел. А когда у них все случилось в бане, то оказалось, что мама хотела всего лесбийского с дочкой, и хотела маму Июля. Мама была готова к тому, чтобы они по семейному ебались, она тогда сказала это матерное слово и Июле это слово стало приятным, тем более его сказала мама. И она знала, что ее папе это известно, а когда Июле исполнилось 18 лет, Лидия и Виктор решили, что свою девственность Июля «отдаст» папе. Ей отчетливо вспомнился тот вечер. Вечер расставания с ее девственностью.

2 часть.

Помывшись, Июля легла в предвкушении, потому что, когда утром она и мама собирались, мама на дежурство, а Июля в школу, мама ей сказала, целуя в губы, когда уходила:

– Сегодня, дочка, самый запоминающийся вечер будет в твоей жизни!

И вот сейчас лежа на спине, Июля почувствовала, как от этого предвкушения стала возбуждаться, увлажняя трусики порциями сока киски. А спустя некоторого времени, к сладостному предвкушению прибавились стоны мамы и папы. Лежа на спине, Июля положила ногу на ногу, скрестила их и сжала. Удивилась тут же своему охватившему все тело наслаждению, и приподняв согнутую ногу выше, сжала сильнее клитор и немного выгнувшись, слушая секс родителей, тихо простонала. Ногу выпрямила, расслабила сжатие клитора и судорожно задрожала приятно наслаждаясь оргазмом и когда в ее комнату отворилась дверь, Июля была в состоянии блаженной истомы. Перед тем как сладко начать дремать, Июля, слушая секс родителей, стоны мамы и папы, кончила и незаметно для себя засунула руку под трусики, погружая пальцы в мокрую щелочку и это ей всегда нравилось. В дреме ей послышался приглушенный разговор родителей, а не их стоны наслаждения.

– Дочка? Ты не спишь, дорогая? – прошептал голос мамы в тишине комнаты.

– Да, мама, не сплю, – взволнованно пробормотала девушка.

– Дочка, – тихо сказала Лидия, садясь на кровать дочери. – Папа тебя ждет. Папа все сделает грамотно и почти безболезненно. Ты готова? – спросила мама, гладя роскошные волосы дочери.

– Да, мама! – сказала Июля, привставая, – Мам, а я вас слышала, – хихикнула Июля.

– Просто целый день сегодня хожу с этим и возбуждена, сильно хотела папу и по-быстрому трахнулись, поэтому я и стонала так, чтобы ты слышала и была возбуждена. Ты себя ласкала?

– Да, мам, ласкала!

– Кончила?

– Да!

– Вот всегда нужно кончать, если возбудилась, – сказала мама и добавила, проводя ладонью по груди Июли, – Пошли, папа ждет! – сказала мама. И когда они шли в спальню родителей, Лидия спросила дочку:

– А ты не ревнуешь меня к папе и не будешь потом ревновать, когда будем втроем ебаться?

– Нет, мама, не буду! Меня наоборот это возбуждает. А ты не будешь ревновать меня к папе?

– Нет, дочка! Меня тоже это возбуждает!… С папой будь смелее, не будь скованной, разговаривай с ним, это и папу будет заводить, – давала последние напутствия дочери Лидия.

– Мам, ты будешь смотреть? – Июля взволнованно спросила и хихикнула. Конечно, она думала об этом и для себя решила, что никогда не будет ревновать маму к папе, когда она будет рядом смотреть на них, а папа будет трахать маму, и папа сам дал им обоим понять, что их семейный секс должен наоборот их возбуждать, и что папа давным-давно ясно дал понять, что, как бы сильно он ни любит и жену свою Лидию, и дочь свою Июлю. И они решили, что папа в сексе не будет делать больше предпочтений к той или другой. Он любил свою дочь, он любил свою жену!

Когда Лидия и Июля вошли в спальню, Виктор смотрел фильм. Он приглушил звук, когда его красавицы легли на кровать по обе стороны.

– Иди ко мне, дочка! – и Виктор потянул на себя Июлю.

– О, Папа, я так тебя люблю! – воскликнула девушка, когда она обняла его за шею и наклонилась, чтобы поцеловать. Она поцеловала его прямо в губы. Виктор ответил на ее поцелуй, страстно прижавшись губами к ее губам. Его язык проник в ее рот, исследуя, пробуя на вкус. Он держал ее голову в своих руках, а Лидия стала снимать с себя ночнушку и под ней она была голая. Июля была в пижамном топике и пижамных шортиках. Лидия стала покрывать поцелуями ноги дочери у самой вагины, а Июля была конечно взволнована и счастлива очевидной потребностью в ней и папы и мамы. Они ласкали ее, ласкали свою дочь, ласкали сейчас красивую 18 – летнюю девушку, которую они народили справедливости ради, для наслаждения от красоты их дочери. Они обнимали ее, гладили, и все крепче и крепче целовали уже интимные места, целуя снова и снова.

– Ты ведь знаешь, что мы тебя сильно любим, больше всего на свете! – шептал Виктор дочери, лаская ее сиськи.

– Да, папа, и я люблю вас больше всего на свете! И всегда буду любить вас, мама, папа! – и Июля отвечая на ласки, целовала папе живот, а маме лизала твердый сосок. Я никогда никого не полюблю так, как вас!

– А сейчас наслаждайся нашими ласками и хорошо расслабься!

– О да папа, да мама! – горячо воскликнула Июля, по очереди обнимая родителей. И с этими словами дочери, Лидия сняла с нее топик, а папа целуя и нюхая через шортики вагину, стянул их с дочки. Июля тихо застонала, почувствовав твердый член папы на своем бедре. Мама смотрела и ласкала себя. От ласк ее пальцев мамина вагина хлюпала от обилия выделений. Виктор страстно ласкал нежное девичье тело дочери, покрывая ее лицо горячими поцелуями. Июля почувствовала, как ее маленькая киска становится горячей и начинает сильно покалывать, сладко зудеть и сладко пульсировать. Виктор положил руку на ее грудь.

– Ох, папочка, – простонала она, накрыла его руку своей и сильнее прижала к своей груди.

– Дочка, как ты прекрасна голая, – сказал Виктор, – И смотри, как прекрасна наша мама, голая, ласкающая свою киску! – и они посмотрели на мастурбирующую Лидию. – Сейчас пока наслаждайся нашими ласками, расслабься хорошо. Мама говорит, что у тебя тип писечки «сиповочка», так что будем первый раз рачком…

Виктор застонал от вожделения, когда Июля раздвинула ноги, как ее промежность немного раскрылась. Его глаза остановились на ее выпуклом холмике и розовой щелочке.

– Ох, папочка, как мне классно! – прошептала томным голоском, Июля.

– Господи, дочка, ты создана для ласк! – сказал Виктор, и склонив голову к ее груди, целуя обе ее груди, влажно облизывая ее затвердевшие соски, наслаждался телом дочери. Июля держала папу за голову и гладила его волосы, пока он целовал ее сиськи, а они пульсировали под его губами, и она стонала снова и снова. Затем Виктор погладил ее плоский животик и округлые бедра. Он положил руку на ее внутренней поверхности бедер. Глаза Виктора блеснули от того, что дочка громко застонала, почувствовав, папа медленно всунул палец неглубоко, только до плевочки, потому что дочка вздрогнула, и сам застонал, от того приятного чувства, что киска его девочки была невероятно мокрой, горячей и тугой вокруг его пальца, и она сейчас действительно была его, была его по справедливости природы созидания, раз он и Лидия сделали такую дочь красавицу, то ее папа должен быть первым в вагине дочери. И он предвкушал, что еще немного и он войдет в девственную вагину дочки. Он так же медленно вынул палец из ее киски, облизал и тут же наклонился, к вагине дочери и поцеловал, а потом и лизнул, наблюдая, как Лидия целовалась сейчас с дочкой, как Лидия взяв руку Июли направила на свою вагину и дочка начала ласкать клитор маминой вагины.